Богословие духовных даров Жана Кальвина: влияние на реформатские исповедания веры и значение для миссии церкви

3
Март
2015

Деррик Машау[1]

Краткий обзор

Перед лицом растущего феномена неопятидесятничества или харизматического возрождения и его напористости в деле миссии чрезвычайно важно рассмотреть вопрос о том, какого богословия духовных даров и миссии придерживаются другие церковные традиции. В этом материале проводится исследование реформатского взгляда, представленного Жаном Кальвином. Подобное исследование стало необходимым по причине звучащих в сторону реформатской веры и богословия обвинений в отсутствии ревности в деле миссии из-за неохотного использования всеоружия духовных даров в жизни церкви. В данной статье рассматривается, каким образом вопрос о духовных дарах представлен в трудах Кальвина, основателя кальвинистского учения и одного из ведущих деятелей Реформации XVI века. Здесь также предпринята попытка исследовать влияние, которое оказало богословие Кальвина на реформатские исповедания веры и миссионерское призвание церкви. Таким образом, в данной статье рассматривается доктрина о Святом Духе и Его продолжающихся отношениях с церковью. Особое внимание уделено тому факту, что благовестническое влияние кальвинизма заключается в том, что вся кальвинистическая мысль и формулировки сфокусированы на Писании, а также в его чрезвычайной одухотворенности, высоком воодушевлении и сильной логике, представленной в ясном изложении христианских вероучений, которые имеют непосредственную связь с миссионерским призванием церкви.

Ключевые термины: дар свыше, духовные дары, реформатское богословие, Кальвин, Святой Дух, кальвинизм, Гейдельбергский катехизис, Каноны Дортского Синода, «Наставления в христианской вере», комментарии, Триединый Бог.

Введение

Современное агрессивное отношение к миссии со стороны харизматического движения, выражающееся посредством акцентирования внимания на использовании впечатляющих духовных даров, вызвало необходимость провести исследование относительно того, что реформатское богословие говорит о духовном даре и его значении для миссионерского призвания церкви. Основное внимание будет уделено трудам Кальвина, так как он был ведущим деятелем Реформации в шестнадцатом веке и основателем учения кальвинизма. Во времена Реформации XVI века с разных сторон доносились притязания на способность совершать впечатляющие чудеса. Громаки (1972:28) заявляет о том, что в средние века и период Реформации (590–1648) некоторым римско-католическим святым приписывалась способность говорить на языках. В это время также жили печально известные цвиккауские пророки, которые постыдно утверждали, что получают видения и откровения от Бога, а также Томас Мюнцер, который неоднократно придавал особую значимость видениям и сновидениям (Баджен 1989:124). Таким образом, богословие духовных даров Кальвина будет рассмотрено на фоне вышеизложенной исторической обстановки.

Богословие духовных даров Жана Кальвина

Исследование взгляда Кальвина на духовные дары представляется довольно сложным занятием, потому что он не рассматривает этот вопрос достаточно подробно в своем произведении «Наставления в христианской вере». Более того, его подход к изучению вопроса о духовных дарах представляется чрезвычайно сложным по той причине, что он не рассматривает этот вопрос в полном объеме. Таким образом, в данном материале внимание будет также уделено его комментариям к отрывкам Писания, которые важны в свете обсуждаемого вопроса, а именно: Послание к римлянам, глава 12, Первое послание к коринфянам, главы 12–14, и Послание к ефесянам, глава 4.

Кальвин начинает с указания на исполнение пророчества, записанного в Книге пророка Иоиля, 2:28, о котором он пишет, что «хотя кажется, что Господь ограничивает дары Духа только пророческим служением, этот образ следует понимать в том смысле, что светом своего Духа Бог соделает учеников из людей, прежде невежественных и не имевших ни влечения, ни способностей к небесному учению» (Керр 1989:83). В этом отношении Кальвин придерживается того мнения, что Святой Дух является первым даром, полученным от Бога, Который делает всех верующих причастниками величайших даров Святого Духа (Бэард 1960:148; ср.: Фабер 1990:289).

Употребление понятия «духовные дары» в трудах Кальвина

Кальвин употреблял выражение «дар свыше» во множественном числе («дары свыше») в значении «дары благодати». Таким образом, он использовал это выражение в том же значении, что и «духовные дары». В своих комментариях к главе 12 Послания к римлянам, к главам 12–14 Первого послания к коринфянам и к главе 4 Послания к ефесянам Кальвин употреблял выражение «духовные дары» чаще, чем специальный термин «дары свыше»; поэтому значение этих двух выражений соединилось в одно, и они могут использоваться взаимозаменяемо.

Принимая во внимание вышесказанное, слова «благодать» и «дар» играют ключевую роль в богословии Кальвина и в употреблении выражения «духовные дары». Кальвин (1854:271) утверждает, что слова «благодать» и «дар» напоминают нам, что, каковы бы ни были наши достижения, мы не должны ими гордиться, потому что они возлагают на нас более глубокие обязанности перед Богом, Который наделил Свою церковь духовными дарами. Более того, употребляя выражение «духовные дары», Кальвин проводит различие между обычными дарами и сверхъестественными качествами. Он указывает на то, что первые продолжают постоянно проявляться в церкви, в то время как последние использовались Христом, чтобы полнее представить Свое Евангелие (Кальвин 1849:460).

В своем экзегетическом изучении отрывков из Первого послания к коринфянам, 12:28, Послания к римлянам, 12:8–10, и Послания к ефесянам, 4:11, Кальвин был вынужден рассмотреть вопрос взаимоотношений между церковными должностями и дарами. Он отмечает, что вызывает удивление тот факт, что когда предмет обсуждения составляют дары Святого Духа, Павел вынужден перечислять церковные служения вместо даров (Кальвин 1854:277). В своем пояснении Кальвин указывает на существование очень близкой связи между служениями и дарами. Бог не просто жалует служителям в церкви звания апостола или пастора, но также наделяет их дарами, без которых они не могут должным образом исполнять свое служение. Таким образом, все, кого Бог призвал к определенному служению, не просто носят ничего не значащие и бесполезные звания; Бог также дает им способности исполнять свои задачи (Кальвин 1848:277).

Источник духовных даров

При поверхностном чтении написанного Кальвином о духовных дарах создается впечатление, что он рассматривал этот вопрос с христологической точки зрения. Кальвин указывает на то, что если мы ищем какие-либо дары Святого Духа, то они обнаружатся в помазании Христа (Керр 1989:80). Несмотря на то что Кальвин ставит особое ударение на христологической природе духовных даров, он считает, что источник духовных даров не иначе как тринитарный по своей природе. Паркер (1995:78) предполагает, что богословие Кальвина о духовных дарах отражает ясную картину здравого богословия о Троице, потому что Святой Дух, через Которого верующие получают возможность пользоваться плодами спасительного дела Христа, является Духом Отца и Сына. Троица представляет собой отправную точку учения Кальвина о миссии.

Кальвин рассматривает духовные дары как составляющую часть того, чем Христос, как Он Сам говорил, наделяет нас посредством тайной деятельности Святого Духа. Именно через Святого Духа мы получаем возможность пользоваться плодами спасительного дела Христа, которые также включают духовные дары. В учении кальвинизма Святой Дух является первым даром, который влечет за собой обращение, покаяние, усыновление и новое рождение во всех верующих людях. Христос – автор спасения и центр Евангелия, но поскольку Он во всей полноте принял Святого Духа и делится дарами Духа с теми, кто принимает Евангелие, то можно сказать, что Святой Дух является средством Евангелия (Бэард 1960:128).

В этой связи Кальвин представляет очень ясную и легко объяснимую идею о том, как благословения, которые Отец даровал Своему единородному Сыну, нисходят на нас. Только посредством труда Святого Духа мы получаем доступ к тем плодам и дарам, которыми Отец наделил Христа. Таким образом, Кальвин считал, что духовные дары в своей сущности тринитарны (относятся к трем ипостасям Бога) и исходят от Триединого Бога (Паркер 1995:78).

Говоря о дарах Духа, Кальвин (1583:464) указывает на то, что нет никакого противоречия в том, чтобы приписывать славу этих даров Отцу, поскольку Он является их автором, и в то же самое время приписывать их Христу, Которому они были вверены для того, чтобы Он даровал их Своим людям. Таким образом, Кайзер и Сильва (1994:256) правы, считая, что могущественные дары, которыми мы наделены, едва ли исходят от нас самих; более того, само наше существование является не чем иным, как жизнью в едином Боге.

Распределение духовных даров

Распределение духовных даров является одним из многих вопросов, которые Кальвин рассматривает в своем экзегетическом исследовании главы 12 Послания к римлянам, глав 12–14 Первого послания к коринфянам и главы 4 Послания к ефесянам. Что касается распределения духовных даров, Бог во Христе через Святого Духа распределяет духовные дары среди верующих. Таким образом, в этой связи также рассматривается вопрос о получателях духовных даров.

Говорится о том, что верующие являются получателями духовных даров, которыми наделяет их Бог в соответствии со Своей волей. Согласно лексикону Кальвина, под верующими подразумеваются те, в ком пребывает Христос и кто стал причастным телу Христа посредством тайной деятельности Святого Духа; следовательно, к этой деятельности также относится и крещение Святым Духом. Кальвин утверждает, что Святой Дух делает спасительный труд Посредника эффективным в жизни верующих (Паркер 1995:79). Только те люди, в которых Святой Дух породил спасительную веру через слышание Евангелия, получают духовные дары. Кальвин придерживается того мнения, что спасительная вера производится, или порождается, сверхъестественным образом Святым Духом и делает ее получателя причастником Христу и Его дарам (Керштен 1983:400).

В учении Кальвина между верой и Евангелием существует неразрывная связь. Паркер (1995:80) замечает, что Кальвин чрезвычайно весомо сказал: «Заберите Слово – и веры не останется». По мудрому промыслу Божию каждому даруется свое, поелику необходимо для пользы всего тела то, что никто не наделен такой полнотой даров, чтобы презирать других братьев (Кальвин 1849:459).

Таким образом, Кальвин придерживался того мнения, что Бог наделяет каждого верующего определенным ограниченным количеством духовных даров и, следовательно, никто не может заявлять о том, что он обладает всеми духовными дарами. Таким образом, Бог никого не наделяет всеми духовными дарами в полной мере. Каждый получил определенную меру для того, чтобы служить всему телу Христа, церкви. Будучи таким образом зависимыми друг от друга, люди нуждаются в других и взаимно помогают друг другу, объединяя свои дарования (Кальвин 1849:271).

Цель духовных даров

В своем экзегетическом исследовании главы 12 Послания к римлянам, глав 12–14 Первого послания к коринфянам и главы 4 Послания к ефесянам Кальвин приходит к выводу, что Бог наделяет Свою церковь, всех верующих, духовными дарами ради достижения конкретной цели. Прежде всего, духовные дары давались, потому что Бог желал подтвердить подлинность служения Христа. Кальвин (1849:460) утверждает, что «ниоткуда не видно, что Павел имел здесь в виду лишь те чудесные проявления благодати, которыми Христос снабдил вначале Свое Евангелие. Скорее, мы видим, что здесь говорится об обычных дарованиях, постоянно пребывающих в церкви». Согласитесь вы или нет с различием, которое Кальвин проводит между чудесными проявлениями благодати и обычными дарованиями, его аргумент состоит в том, что чудесные проявления благодати предназначались для подтверждения подлинности служения Христа.

Во-вторых, Кальвин указывает на то, что Бог наделил Свою церковь духовными дарами для подтверждения подлинности служения апостолов. В предисловии к своей книге «Наставления в христианской вере» Кальвин пишет о том, что знамения, которые следовали за проповедью апостолов, предназначались для удостоверения подлинности их проповеди, как сказано об этом в Евангелии от Марка, 16:20. Далее он утверждает, что Господь во свидетельство слову благодати Своей творил руками апостолов знамения и чудеса, как записано в книге Деяния, 14:3.

Таким образом, Кальвин рассматривает чудеса, совершаемые апостолами, как подтверждение истинности апостольского вероучения, и считает, что они предназначались исключительно для века богодухновенности (Кальвин 1883:9; ср.: Баджен 1989:128). Для того чтобы усилить идею о том, что определенные духовные дары предназначались для удостоверения истинности апостольского служения, Кальвин обращается к Посланию к евреям, в котором сказано: «…при засвидетельствовании от Бога знамениями и чудесами, и различными силами…» (Евр. 2:4).

В-третьих, Кальвин указывает на назидание церкви. В своем экзегетическом исследовании Кальвин делает вывод, что верующие украшаются Богом духовными дарами для созидания других верующих. Божьи дары распределяются таким образом, чтобы каждый имел их отдельную часть. И все так должны стремиться к созиданию церкви ниспосланными им дарованиями, чтобы никто, оставив свое служение, не присваивал себе чужого (1849:459). Действительно, Бог не напрасно дарует Своей церкви духовные дары, и Он не предназначал их для того, чтобы они служили личному обогащению людей.

Следовательно, духовные дары были пожалованы верующим людям Богом не для того, чтобы каждый мог в отдельности наслаждаться ими, но чтобы каждый верующий использовал их для помощи другим. Таким образом, Дух Божий распределяет духовные дары среди верующих для того, чтобы они все могли вносить вклад во всеобщее благо: назидание тела Христа. «Итак, признаюсь, что сообщество верных существует не иначе, как если каждый довольный своей долей передает братьям полученные им дары, и, наоборот, получает помощь от дарований других» (Кальвин 1849:404).

В-четвертых, Кальвин утверждает, что дар говорения на языках был дан Церкви как знамение для неверующих. Благодаря этому дару стало возможным совершение апостолами и ранней церковью миссионерской деятельности. Кальвин считает, что преимущества от говорения на языках многообразны в том смысле, что они были дарованы по необходимости, для преодоления возникших трудностей: чтобы разнообразие языков не могло помешать апостолам распространять Евангелие по всему миру. Соответственно, не было ни одного народа, с которым они не могли бы общаться (Кальвин 1849:454).

Непрерывность духовных даров

В книге «Наставления в христианской вере» и своем экзегетическом исследовании соответствующих отрывков Писания, в которых говорится о духовных дарах, Кальвин довольно обобщенно рассматривает вопрос о непрерывности проявления духовных даров в церкви. Нижеследующие выводы раскрывают взгляд Кальвина на продолжительность проявления духовных даров. Прежде всего, некоторые духовные дары служили определенной цели только во время основания христианской церкви, эры апостолов. И таким образом, по мнению Кальвина, эти дары были временными и исключительными. В своем экзегетическом исследовании отрывка их Послания к ефесянам, 4:11, Кальвин утверждает, что дар пророчества, в особенности у тех, кто преуспел в особом даре откровения, либо не существует сегодня, либо наблюдается довольно редко (Керр 1989: 140). Апостол Павел также считает дар апостольства временным духовным даром, называя это служение вместе со служением евангелистов «необыкновенным». Как считает Кальвин, этим двум дарам нет места в современных церквях, учрежденных надлежащим образом (Керр 1989: 140).

Дар исцеления также относится к тем духовным дарам, которые, по мнению Кальвина, были временны в жизни церкви. В «Наставлениях» Кальвин пишет относительно отрывка из главы 5 Послания Иакова, который сторонники римско-католической церкви использовали как основу для таинства елеосвящения: «Они сами выставляют себя на посмешище, похваляясь собственным даром исцеления» (Баджен 1989:128; Кальвин 1855:355).

Что касается дара чудотворения, тут Кальвин остро критикует своих противников, а именно римско-католических святых. Он пишет: «Но ведь наши чудеса, возразят нам, совершаются не идолами, не чародеями и лжепророками, а святыми. Как будто мы не понимаем, что это одна из уловок сатаны – принять вид ангела света (2-е Кор. 11:14)» (Кальвин 1983:9). Таким образом, он делает вывод: «В том, что они требуют от нас чудес, отражается их неразумие. Ибо мы не сочиняем никакого нового Евангелия, но придерживаемся того, истинность которого подтверждают все сотворенные Иисусом Христом и апостолами чудеса» (Кальвин 1583:8).

Во-вторых, хотя Кальвин считал, что вышеупомянутые духовные дары были временными и исключительными в жизни церкви, он не отрицал того факта, что иногда в более поздний период церкви Господь воздвигал апостолов, или по крайней мере воздвигал на их месте евангелистов, как это происходит и в наше время (Кальвин 1979:319). В этом отношении он ссылается на особые дары, которые сопровождали ранее упомянутых служителей, а не сами служения. Ибо в своем дальнейшем пояснении Кальвин (1979:319) заявляет о том, что наши учителя имеют сходство или соответствуют древним пророкам, а наши пастора – апостолам, служение которых Кальвин приравнивает к служению евангелистов. В принципе, Кальвин никогда не стремился ограничить деятельность Божьего Духа в ту или иную эпоху.

В-третьих, Кальвин утверждает, что определенные духовные дары не были даны церкви для постоянного пользования. Например, он считает служения пасторов и учителей обычными и постоянными в церкви (Кальвин 1979:318). Таким образом, по вопросу непрерывности духовных даров можно с уверенностью сказать следующее: Кальвин особо разработал влиятельное учение, гласящее, что времена необыкновенных даров прошли, однако эти дары могут проявляться во времена особой религиозной ситуации (Ван Вик 1986:9).

Реформатские исповедания веры о духовных дарах

Фундаментальный вопрос в этой связи звучит следующим образом: что реформатские исповедания веры говорят о духовных дарах? Особое внимание будет уделено Гейдельбергскому катехизису и Канонам Дортского Синода, хотя они не рассматривают вопрос особых духовных даров ясным и подробным образом. Несмотря на то что ни Гейдельбергский катехизис, ни Каноны Дортского Синода не рассматривают вопрос духовных даров в полном объеме, тот факт, что в них действительно упоминаются духовные дары, требует особого рассмотрения. Кроме того, в самом начале необходимо также заметить, что богословие Кальвина косвенным образом повлияло на освещение в этих исповеданиях вопросов, касающихся духовных даров.

Гейдельбергский катехизис рассматривает этот вопрос в Воскресные дни 7, 19, 20, 21 и 25 и более подробно в вопросах/ответах 20, 51, 53, 55, 65 и 75. А Каноны Дортского Синода рассматривают этот вопрос в первом, втором, третьем и четвертом тезисе учения, а именно:

  • Божье избрание и осуждение;
  • о смерти Христовой и спасении чрез нее человека;
  • о человеческой порочности и обращении к Богу и о том, как это происходит.

Относительно того, что реформатские вероисповедания говорят о духовных дарах, можно упомянуть следующее.

Употребление понятия «духовные дары» в реформатских исповеданиях веры

В Гейдельбергском катехизисе употребляются слова «благодеяния», «небесные дары», «дары» в Воскресеные дни 7, 19, 20, 21 и 25. Эти три слова в общем смысле подразумевают не только спасение, но также другие дары Святого Духа (Кокрэйн 1966:308, 313, 314). Однако в Канонах Дортского Синода употребляется термин «дар Божий», когда говорится о духовных дарах Святого Духа, вере, спасении и вечной жизни в первом тезисе учения, статьи 4, 5 и 6. Кроме того, в Канонах Дортского Синода используются такие выражения, как «спасительные дары» в статье 9 первого тезиса учения, «спасительные дары Святого Духа» в статье 8 второго тезиса учения, «замечательные дары» в статье 1 третьего и четвертого тезиса учения, а также «дары» в статье 9 третьего и четвертого тезиса учения.

Несомненно, во всех вышеперечисленных случаях в определенном смысле подразумевались духовные дары. Таким образом, можно сделать вывод, что в реформатских вероисповеданиях употребляется понятие «духовные дары» в его полном значении. Однако необходимо заметить, что между обычными и необыкновенными дарами не проводится никакого различия; кроме того, духовные дары нигде не перечисляются, за исключением тех мест, где освещается возрождающий труд Святого Духа, вера, спасение и вечная жизнь.

Источник духовных даров в реформатских исповеданиях веры

Триединый Бог – Отец, Сын и Святой Дух – является создателем духовных даров. Он – источник духовных даров. В катехизисе в вопросе/ответе 53, Воскресный день 20, особо подчеркивается тот факт, что Святой Дух является даром от Отца и Сына (Иоан. 14:16, 17; ср.: Де Брейн 1997:93). Далее указывается на то, что Святой Дух также является подателем благ, Который, согласно катехизису, дается верующему человеку, чтобы через истинную веру сделать последнего причастным Христу и всем Его благодеяниям, ободрить его и прибывать с ним вовеки. Тот самый Бог, Который дал Своего Сына как Посредника и Спасителя для нас, также дает Своего Святого Духа Своей Церкви (Де Брейн 1997:92).

Святой Дух является подателем благ в том смысле, что Он есть третье Лицо Божественной Троицы; так, ответ на вопрос 53 катехизиса гласит: «Вместе с Отцом и Сыном Он есть истинный и вечный Бог». Хексема (1956:164) утверждает, что Дух Божий, будучи Духом Христа, в Котором Христос обитает в нас, делает нас причастными Христу и всем Его благодеяниям. Необходимо признать, что Христос и все Его дела спасения ничего не значили бы, если бы Святой Дух не сделал нас их причастниками (Де Брейн 1997:94).

Каноны Дортского Синода также перекликаются с Гейдельбергским катехизисом в том, что Триединый Бог является источником духовных даров. Статьи 9 и 10 первого тезиса учения повествуют о том, что существуют единое благоволение, цель и план воли Божией, согласно которой Он от вечности избрал нас к благодати и славе. Именно избрание есть источник всякого блага спасения: вера, святость и другие спасительные дары и, наконец, сама вечная жизнь проистекают от избрания как его плоды и результат. Мы должны непрестанно благодарить Господа за труд Святого Духа как Дара Божьего и Божественного Подателя всяких благ (де Брейн 1997:96).

Распределение духовных даров в реформатских исповеданиях веры

По вопросу распределения духовных даров реформатские вероисповедания говорят следующее.

Во-первых, именно Триединый Бог наделяет Церковь духовными дарами. Как уже отмечалось, Святой Дух исходит от Отца и Сына и дается Церкви. В свою очередь Святой Дух, дарованный верующим, через истинную веру делает их причастниками Христа и всех Его благодеяний (Кокрейн 1966:314). Каноны Дортского Синода в третьем и четвертом тезисе учения (статья 9) утверждают эту истину, показывая, что веру необходимо рассматривать как дар Божий, потому что Бог производит в людях и хотение, и действие по Своему благоволению, а также производит желание верить и поступать по вере.

Во-вторых, каждый верующий является причастником духовных даров, которые Бог дарует Своей Церкви. Вопрос 55 Гейдельбергского катехизиса гласит: «Что вы имеете в виду, говоря об общине святых?» И в первой половине ответа сказано: «Верующие как члены Христа все вместе и каждый в отдельности причастны Ему и всем Его богатствам и дарам». Таким образом, нет ни одного верующего, ни одного члена тела Христа, который не получил бы дары; Бог раздает конкретные дары каждому верующему человеку.

В-третьих, Бог распределяет духовные дары среди людей в соответствии со Своей совершенной волей. В статье 15 третьего и четвертого тезиса учения Канонов Дортского Синода говорится о том, что Бог не должен благодать никому, потому что как Он может быть должен тому, кто не имеет ничего, что мог бы дать наперед, чтобы Он должен был воздать? А далее сказано: «Поэтому человек, получающий эту благодать, обязан только Богу и воздает Ему одному вечное благодарение». Статья 6 первого тезиса учения поясняет, что «то, что некоторые люди в определенное время получают от Бога дар веры, а другие нет, происходит из Его вечного установления». Такое понимание ясно запечатлено в реформатском учении об избрании и предопределении.

Цель духовных даров в реформатских исповеданиях веры

Вторая часть ответа на вопрос 55 в Гейдельбергском катехизисе гласит: «Каждый должен с готовностью и радостью сознавать себя обязанным использовать Его дары на благо и спасение других членов». Окончательная цель наделения Богом отдельных верующих определенными духовными дарами заключается в том, чтобы они служили друг другу как члены тела церкви и достигали Евангелием тех, кто все еще не принадлежит церкви. Те, которые истинно являются причастниками Христа и всех Его богатств и даров, настолько преисполнены благодарностью, что желают употреблять свои духовные и материальные дары, чтобы помогать как другим верующим, так и окружающим их неверующим людям (Де Брейн 1997:101).

Непрерывность духовных даров в реформатских исповеданиях веры

Реформатские вероисповедания не рассматривают подробно вопрос непрерывности духовных даров; следовательно, очень мало сказано по этому поводу. Нигде в реформатских вероисповеданиях не упоминается о прекращении существования каких-либо духовных даров. Логическим объяснением этому является то, что эти вероисповедания не были написаны для того, чтобы рассмотреть сугубо вопрос духовных даров. Следовательно, единственным очевидным фактом является то, что Триединый Бог дарует каждому верующему определенную часть духовных даров, которые также видимы сегодня в церкви.

Значение для миссионерского призвания церкви

Изучение реформатского богословия духовных даров имеет прямое применение для миссионерского призвания церкви во все века, и, таким образом, следующее утверждение является абсолютно уместным: основное внимание в миссии уделяется понятию «Missio Dei». Миссия – это, прежде всего, труд Триединого Бога. Отец послал Своего Сына Иисуса стать Искупителем и Посредником между Богом и людьми. Отец и Сын послали Духа для того, чтобы применить искупительный труд Христа и собрать церковь Божью во всей вселенной. Миссия зародилась в сердце Бога (1-е Иоан. 4:9). В Божественной миссии Бог становится не только Отправителем, но Он также одновременно становится и Тем, Кого отправляют.

Церкви во все века напоминается о том, что она является лишь инструментом в руках Бога-миссионера в деле распространения Божьего Царства на земле посредством провозглашения Евангелия Царства. Missio ecclesiae заключается в служении missio Dei для того, чтобы приносить всю славу суверенному Господу. Бог по Своей свободной воле решил вместе с церковью совершать Свою миссионерскую деятельность. Церковь обладает привилегией участвовать в миссии Триединого Бога. Церковь по своей сущности является Божьей общиной свидетелей. С одной стороны, церковь может быть истинной церковью Христа только в том случае, когда она не пренебрегает своим миссионерским призванием, но, с другой стороны, миссионерская церковь является церковью, пребывающей в служении Божьего Царства.

Реформатское богословие представляет экклесиологию как учение о церкви, которая составляет общину верующих, исполняющих особую миссию. Ударение ставится не только на церкви как учреждении со своими должностными лицами, исполняющими надлежащие церковные функции, но также на церкви как организме с отдельными членами, отличающимися своим уникальным образом жизни, но в то же время ответственными за то, чтобы быть верными свидетелями Христа там, где Бог их поместил. Отдельным членам истинной церкви Христа доверена ответственность быть царями, пророками и священниками. Они – Божья община свидетелей. С этой целью обитающий в их сердцах Святой Дух наделяет их различными духовными дарами. Он также дает им силу быть истинными и верными свидетелями Христа в этом мире. Реформатское богословие признает тот факт, что Дух является первым даром, который мы получаем от Бога, но в то же самое время Он является и Тем, Кто делает нас причастниками духовных даров. Кальвин пишет: «Нам следует желать, чтобы это происходило каждый день, дабы Бог собрал церкви всего мира, число которых Он увеличивает, которые Он обогащает своими дарами и добрый порядок в которых поддерживает» (Кальвин, «Наставления». 3.20.42).

Таким образом, реформатское богословие духовных даров призывает к партнерству в миссии. Все члены тела Христа находятся в партнерских отношениях с Богом и Его сотрудниками в деле примирения Бога со всем греховным человечеством. Именно поэтому Он дал каждому из них духовные дары не только для служения Ему, но также для служения друг другу, окружающим людям и всему Божьему творению. В этом заключается ответственность, возложенная на поместную и всемирную церковь.

Благодаря дару устного донесения Евангелия (керигма) реформатское богословие ставит ударение на превосходстве Божьего Слова в миссии. Как уже упоминалось, в учении Кальвина устанавливается неразрывная связь между верой и Евангелием. Провозглашение Божьего Слова неверующим людям обязательно для совершения миссионерской деятельности среди грешников во всех народах. Они смогут исповедать Христа своим Господом только в том случае, если будут иметь возможность услышать Евангелие, которое есть сила Божья, несущая спасительную веру в их жизнь посредством труда Святого Духа.

Реформатское богословие духовных даров также указывает на то, что истинная вера призывает человека к служению (диакония). Отдельные члены многонационального тела Христа получают духовные дары для того, чтобы в конце концов они могли служить Богу, друг другу, неверующим людям и всему Божьему творению как верные свидетели и служители креста. Этот вывод основывается на одном из фундаментальных принципов кальвинизма, утверждающего, что истинное познание Бога в большей мере состоит из жизненного опыта, а не тщетных и возвышенных размышлений. Таким образом, христиане не призваны служить букве закона, как это делали фарисеи, но применять в своей жизни то, о чем они проповедуют.

Действие различных духовных даров в церкви также создает общность (коинония) между всеми членами тела Христа, которое само по себе является свидетельством их истинных и живых взаимоотношений с Богом. Эта общность с Богом призывает к жизни поклонения (литургия), когда всякий раз, когда церковь собирается вместе, она поклоняется Богу и прославляет Его, используя свои дары во время участия в богослужении. Верующие также используют свои дары во всех сферах жизни, в которые Бог их помещает. Таким образом, в литургии керигма, коинония и диакония представляются в надлежащем ракурсе. «Мы провозглашаем не потому, что мы знаем лучше; мы служим не потому, что мы более привилегированны; мы имеем общность не для того, чтобы покровительствовать; мы делаем это все – и делаем с радостью – потому, что величие Божьей любви не оставляет нам другого выбора» (Сайман 1994:38).

Реформатское богословие, как уже кратко излагалось выше, также заново раскрывает роль Святого Духа в миссии. Святой Дух применяет искупительный труд Христа в жизнях верующих людей, когда проповедуется Божье Слово. Через проповедь Евангелия Святой Дух собирает избранных, церковь Божью, от вечности к вечности. Таким образом, спасение падшего человечества всецело зависит от Бога. Он абсолютно всем управляет. Когда церковь принимает участие в жатве, она должна совершать свой труд с молитвой, чтобы Господь жатвы даровал жизнь там, где Он посчитает нужным. Более того, реформатское учение о Святом Духе признает тот факт, что Дух совершает Свой труд не только в сердцах отдельных людей, но также и в более широком контексте – во всем мире. Он заинтересован не только в сердце и вере человека, но также в исследовании всего мира и обнаружении в нем Божьего присутствия в сотворенном порядке вещей (Машау 2004:216).

По вопросу непрерывности духовных даров реформатское богословие утверждает, что времена чрезвычайных даров прошли. Речь ведется, в частности, о тех дарах, которые были даны для подтверждения подлинности Слова. Подобное понимание логично, но также необходимо заметить, что реформатское богословие допускает возможность того, что Святой Дух будет действовать так, как Он пожелает. Нельзя ограничивать проявление Божьего Духа определенной исторической эпохой; на миссионерском поприще и в исключительных обстоятельствах Божий Дух может все еще наделять людей необыкновенными дарами. В таком случае необходимо откликаться на призыв испытывать духов в свете Писания (1-е Иоан. 4:1). Церковь должна быть готова к любому духовному подъему, который Святой Дух может сотворить в любое время, в любом поколении, и следовать туда, куда ведет Дух.

Библиографический список

Baird, J.S. 1960. Preaching on the Holy Spirit in the light of the New Testament witness and the preaching-example of selected men. S.T.D. thesis, Temple University, Philadelphia.

Budgen, V. 1989. The charismatics and the Word of God: A Biblical and historical perspective on the Charismatic movement. 2-е издание. Darlington: Evangelical Press.

Calvin, J. 1979a. Institutes of the Christian Religion, Том 1. (перевод Beveridge, H.) Grand Rapids: Eerdmans.

Calvin, J. 1979b. Institutes of the Christian Religion: Vol 2. (перевод Beveridge, H.) Grand Rapids: Eerdmans.

Calvin, J. 1583. Commentary upon the Epistle to the Romans. Edinburgh: Calvin Translation Society.

Calvin, J. 1849. Commentary on the epistles of Paul the Apostle to the Corinthians. Edinburgh: Calvin Translation Society.

Calvin, J. 1854. Commentaries on the Epistles of Paul to the Galatians and Ephesians. Edinburgh: Calvin Translation Society.

Calvin, J. 1855. Commentaries on the Catholic Epistles. Edinburgh: Calvin Translation Society.

Cochrane, A.C. 1966. Reformed Confessions of the 16th Century. Philadelphia: Westminster.

Faber, J. 1990. Essays in Reformed doctrine. Neerlandia, Canada: Inheritance Publications.

De Bruyn, P.J. 1997. Your only comfort: The Heidelberg Catechism for mankind today. Potchefstroom: PU for CHE.

Gromacki, R.G. 1972. The modern Tongues Movement. Phillipsburg: Presbyterian and Reformed Publishing.

Hoeksema, H. 1956. The Heidelberg Catechism: An exposition: The triple knowledge. Grand Rapids: Eerdmans.

Kaiser, W.C. and Silva, M. 1994. An introduction to Biblical hermeneutics: The search for meaning. Grand Rapids: Zondervan.

Kerr, H.T. (ред.) 1989. Calvin’s Institutes: A new compendium. Louisville: John Knox.

Kersten, G.H. 1983. Reformed dogmatics: a systematic treatment of Reformed doctrine, Том 2. Grand Rapids: Eerdmans.

Mashau, T.D. 2004. Hugo du Plessis’ contribution to the Reformed Churches’ struggle for a relevant mission and missiology. PhD. thesis, North-West University, Potchefstroom.

Parker, T.H.L. 1995. Calvin: An introduction to his thought. London: Geoffrey Chapman.

Saayman, W.A. 1994. Mission—what?: A comprehensive definition, in On Being Witnesses, edited by J.J. Kritzinger, W.A. Saayman, and P.G.J. Meiring, Halfway House: Orion: 1-39.

97

Van Wyk, J.H. 1986. Inleiding tot die ‘Pinksterteologie’, in Onderskeiding van die Geeste: Hedendaagse Pinksterstrominge in Suid Afrika. Potchefstroom: PU for CHE, Institute for Reformational Studies:l-12.


[1] Д-р Деррик Машау является адъюнкт-профессором миссиологи в Университете Northwest (колледж Потчефструма). С ним можно связаться по адресу: kwstdm@puk.ac.za.

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: