Кальвин и молодежь церкви

1
Август
2013

Дети пели новые метрические  псалмы на церковных богослужениях

Профессор, доктор Г. Д. Сельдерхайз


В ответ на глумливые упреки по поводу того, что у него не было детей, а единственный родившийся ребенок умер в младенчестве, Кальвин говорил, что у него во всей церкви есть десятки тысяч детей (СО 7, 576)1. Прекрасное высказывание! С одной стороны, оно указывает на горе не имевшего собственных детей Жана Кальвина, а с другой стороны, показывает, насколько он заботился о детях в целом. Пытался ли он наверстать то, чего был сам лишен в детстве? Как бы то ни было, его преданность детям и молодым людям, а также его взгляды в отношении молодежи впечатляют. И они впечатляюще актуальны!

Жан Кальвин придерживался традиционного средневекового понимания детства как состоящего из трех основных периодов (СО 31:80). Ранний период детства заканчивался приблизительно в шестилетнем возрасте. Во второй период, который длился приблизительно до четырнадцатилетнего возраста, дети уже становились взрослыми людьми, которые несли нравственную и духовную ответственность. Затем наступала юность, в которой вступающий во взрослую жизнь молодой человек на протяжении 10–15 лет становился более зрелым, более рассудительным и приобретал жизненный опыт.

С богословской точки зрения в детях, какими бы юными они ни были, пребывает первородный грех. «Дети осуждены еще от лона матери, ибо, несмотря на то, что они еще не принесли плодов собственного нечестия, семя этого нечестия уже пребывает в них. Воистину, вся сущность их есть греховное семя, а потому они подлежат Божьему осуждению» (ОС 1:131).

Впрочем, эта мысль не была новой, так как еще Фома Аквинский  утверждал, что новорожденные младенцы не невинны и могут быть спасены  только благодаря Божьему избранию.

По мнению Кальвина, данное утверждение относится к детям любого возраста. Тем не менее их положение может быть изменено благодаря крещению и вере. В новорожденном младенце от лона матери пребывает семя греха. По этой причине он осужден. Однако в нравственном плане дети по сравнению с взрослыми менее порочны. По причине того, что дети еще не могут различать добро и зло так, как юноши и взрослые, они менее склонны к беззаконию.

Греховная природа, будучи корнем желаний и склонностей человека, навлекает Божий гнев на взрослых, но постоянно пребывает также и в детях, хотя в их случае не выражается немедленно в грехах.

Еще одна положительная черта детей  заключается в том, что у них  еще нет никакого представления  о гордости и честолюбии. По мнению Кальвина, именно этим обстоятельством объясняется то, что в Евангелии Иисус призывал всех становиться, как дети. Отличительная черта детства – искреннее и правдивое благочестие.

Подростковый период

Относительно второго, подросткового  периода у Кальвина смешанные  чувства. С одной стороны, он осознавал, насколько сильны страсти в этот период. Природа человека порочна и греховна в любой период его жизни, однако в юности она особенно нуждается в обуздании. Юноши не отличаются особой рассудительностью, они не знают меры и им трудно держать себя в руках. Также они чрезвычайно высокомерны. Зачастую молодежи не хватает жизненного опыта, из-за отсутствия которого они менее рассудительны и проницательны.

С другой стороны, Кальвин положительно отзывается о молодых людях. Безрассудство свойственно этому возрасту, а потому их можно извинить, когда они несколько несдержанны. Да, подростки могут быть «буйными», но они также менее упрямы по сравнению с взрослыми, а потому более склонны к изменениям в лучшую сторону.

Вполне очевидно, что Кальвин осознавал важность подросткового периода. Он сравнивает данный период с перекрестком, на котором молодому человеку предстоит выбрать свой жизненный путь. При этом только Святое Писание может быть его единственным руководством.

Хорошие привычки

В юности очень важно приучиться к хорошим привычкам, так как чем старше мы становимся, тем труднее это сделать (СО 32:218). Это означает, что уже в молодые годы мы действительно можем стать благочестивыми и честными. Впрочем, Кальвин не считал юношеские утехи плохими и неправильными по определению. Люди – социальные существа, а это подразумевает и то, что они собираются для совместного и соответственного их возрасту проведения досуга.

Жан Кальвин, проповедуя по книге Иова, весьма положительно отзывается о практике совместного проведения празднеств сыновьями Иова. По мнению Кальвина, обращение Иова к Богу с просьбой простить грехи его детей, которые они предположительно могли совершить, не означает, что он осуждал их за то, что они собирались вместе и «кутили» (СО 33:39).

Какова  в таком случае причина того, что Иов «освящал» своих детей? Он знал, что во время веселого времяпрепровождения его дети могут согрешить, он знал, как трудно в такой обстановке держать себя в руках. Впечатляет и то, что Кальвин, проповедуя по тексту Второзакония, 21:18–21, в котором говорится о непослушании детей, две трети проповеди посвящает рассмотрению обязанностей родителей.

Когда дети непослушны и строптивы, родители должны относиться к ним не с чрезмерной строгостью, но постараться вернуть их на путь истинный с терпением и любовью (СО 51:783). Следует помнить, что дети очень ранимы. Поэтому если родители слишком строго будут наказывать ребенка, в нем может что-то «оборваться» или же он не поймет смысла наказания и не увидит в нем никакой любви (СО 27:681).

Свидания и брак

Жан Кальвин  также придерживался определенных взглядов относительно того, чем можно и чем нельзя заниматься во время свиданий. Никаких непристойных одеяний. Никакой косметики. Никаких сальных стишков, неприличных шуток, песенок с эротическим оттенком. Никаких похождений по кабакам. Никакой неумеренности в пище и питье. Никаких свиданий без сопровождения. Никаких совместных купаний или посещений бани. И, естественно, никаких половых отношений. По мнению Кальвина, парень и девушка, которые встречаются или обручены, не могут иметь таких отношений по той причине, что любые сексуальные отношения вне брака являются блудом (прелюбодеянием).

Кроме того, Кальвин считал, что муж и жена, подобно реформатскому богослужению, должны придерживаться внешней простоты, при этом обладая внутренним богатством. Самое важное для женщины – это ее сердце (душевное состояние) и духовность. Однако Кальвин не считал, что мужчины поступают неправильно, если выбирают себе жен, учитывая их красоту (СО 2, 112).

Если парень выбрал себе в жены девушку по причине ее физической привлекательности, его выбор не обязательно следует считать грехом (СО 23, 402). В такой же степени, как считал Кальвин, это относится и к женщинам, которые присматривают себе мужей. Однако он советует не слишком засматриваться на красоту (мужчины или женщины), так как это приведет к греховным мыслям (СО 23, 185).

Кроме того, парень и девушка, которые  встречаются, должны проводить  больше времени вместе, для того чтобы узнать, подходят ли они друг другу. Данный подход совершенно отличался от практики, обусловленной каноническим правом, согласно которой парень и девушка могли быть связаны брачными узами, практически ничего не зная друг о друге.

Разрешение родителей

Также Кальвин страстно выступал против сложившейся практики, когда родители самостоятельно подбирали пару своим детям, не принимая во внимание их мнение. Он настаивал на том, чтобы в этом смысле девушки были защищены так же, как и парни. Брак должен заключаться по родительскому разрешению и по взаимному согласию.

Если парень и девушка вступают в брак без взаимного согласия, без любви друг к другу, тогда  их брак не что иное, как профанация брака; их брак, по сути, даже нельзя назвать браком. Самые важные узы в браке – взаимное согласие.

В отличие от других реформаторов, Кальвин считал, что необходимость  в разрешении родителей основана не на пятой заповеди (почитай отца и мать), а на естественном порядке, известном всем народам. Брак – настолько серьезное событие в жизни, что для человека вполне естественно советоваться по данному вопросу с родителями (СО 23, 306).

Кальвин перечислял некоторые библейские примеры, когда люди обращались за советом к родителям. Он полагал, что роль отцов в данном случае более значима, нежели роль матерей. Интересно отметить, что Кальвин считал неразумным желание мужчины выбрать в жены только ту девушку, которая была еще девственницей.

Несомненно, Кальвин был против добрачных половых отношений, но вместе с тем и против целого культа девственности, присущего Средневековью. Этот культ приводил к возникновению ситуаций, когда девушка до свадьбы говорила, что она девственница, но после свадьбы муж узнавал, что это не так, и в итоге в их браке возникало много трудностей.

Неверующий муж или жена

Совершенно ясно, что Жан Кальвин  был против брака с католиками, иудеями и мусульманами. Желающих связать себя брачными узами с подобными людьми необходимо настойчиво увещевать, однако воспрепятствовать им выходить замуж или жениться мы, конечно, не можем. Это греховно, но не запрещено (СО 13, 307–308). То же касается брака с неверующими людьми, относительно чего Кальвин придерживался следующего правила: благочестие верующего (верующей) освящает брак более, нежели нечестие неверующего (неверующей) оскверняет его. Это правило относится, прежде всего, к супружеской паре неверующих людей, один из которых уверовал, а другой – нет. Итак, браки верующих с неверующими Библия (а следовательно, и Кальвин) отвергает.

Все воззрения Кальвина относительно брака исходят из его убеждения, что брак есть отражение завета между Богом и людьми. Вот почему в браке так важны взаимная любовь и преданность, послушание и близкие отношения между супругами. Брак, по мнению Кальвина, – это вовсе не договор и не контракт, а завет. Поэтому суть брака заключается не в преследовании собственных интересов ценой интересов супруга (супруги), но в полном посвящении и служении супругу (супруге).

Понимание завета

Взгляд Кальвина на детей и юношей и на место, которое они занимают в христианской церкви, также обусловлен его пониманием завета. Дети верующих родителей по своей природе порочны (греховны) и в то же время освящены благодаря сверхъестественной благодати. Этим детям оказана особая честь, так как в контексте завета на них распространяется право усыновления, благодаря чему они имеют общение с Христом и отделены для Него.

По этой причине дети имеют право  на крещение. Позднее (когда они достигнут определенного возраста) их крещение в младенчестве послужит для них стимулом принять верой то обетование, которое Бог дал им в крещении (СО 48:196–197). Такое понимание существенно отличается от ранее упомянутого взгляда Фомы Аквинского. По его мнению, умершие в младенчестве некрещеные дети попадают в неопределенное место (лимбус инфантум), которое находится между раем и адом. В отличие от Фомы Аквинского, Кальвин считал, что дети верующих родителей, умершие в младенчестве, благодаря завету пребывают с Богом на небесах.

Кальвин может научить современную церковь тому, что нет жизни без учения, что для богопознания необходимо определенное знание, что дети живут пред лицом Божьим (Coram Deo), что они ценные и уникальные создания, которые имеют общение и нужды, что они грешны и поэтому нуждаются в жизни по благодати. Им необходимо знать, что в мире есть нечто большее, нежели карьера, деньги и земные блага, и что не хлебом единым жив человек.

Церковь

Церковь с ее проповедью, пасторским попечением, катехизисом должна представлять собой общность, не похожую на виртуальное сообщество социальных сетей вроде Hyves, MSN (нидерландские социальные сети. – Прим. ред.), где любой может быть «заблокирован» или безосновательно «удален». Церковь есть и будет, даже если кто-то из ее членов разочаровывает нас или оступается.

В данном контексте перед родителями поставлена великая задача. Дети важны для Кальвина. Поэтому он делает такое серьезное ударение на ответственности родителей в деле воспитания детей, и особенно в области духовного воспитания детей. Родители поступают неправильно, когда прилагают все усилия, дабы их ребенок поднялся по социальной лестнице, зачастую для того, чтобы самим жить в сытости и довольстве.

Родителям так нравится, когда их дети знают хотя бы несколько слов на латыни, однако зачастую они при этом не учат своих чад познавать Бога (СО 54, 429). Впрочем, Кальвин знал, как мудро связать вместе два этих рода знания, ведь в его время были изданы школьные учебники, по которым дети учили азбуку, изложенную в форме вероисповедания.

Родители должны «вкладывать» в своих детей (СО 27, 678). Кроме того, родители должны говорить с детьми не только о хороших вещах. Ведь если детей не наказывать и не исправлять, ничего доброго из этого не выйдет. Если же ребенок пошел по неправильному пути, родителям следует, не колеблясь, проявить к нему строгость. Если такой подход не сработал, родителям не стоит отворачиваться от ребенка, но постараться со всяким терпением наставить его на путь истинный (СО 27, 680). Кальвин советует родителям попытаться найти баланс между кнутом и пряником (СО 51, 783).

Катехизис

Кальвин хотел послужить детям и церкви также в том, чтобы обновить форму конфирмации, которую в католической церкви в качестве таинства дети проходили приблизительно в двенадцатилетнем возрасте. Детям, как причастникам завета, принадлежат Божьи обетования, они могут жить благодаря Его любви и благодати. Поэтому дети имеют право знать, что все это значит.

Одной из первых вещей, которые сделал Кальвин, возвратившись в Женеву, было введение практики преподавания детям катехизиса, так как «без катехизиса невозможно сберечь церковь» (СО 13, 71–72). Реформатор хотел подготовить детей к участию в Вечере Господней, а для этого им необходимо было знать ее значение.

Кальвин признавал, что в анабаптистской критике крещения младенцев есть зерно истины. То есть действительно существует опасность, что необходимость в сознательном отклике веры может быть отодвинута на задний план. Поэтому была введена практика исповедания веры, которая, по сути, была обновленной версией конфирмации.

Исповедание веры подобно вратам между крещением и Вечерей Господней. По мнению Кальвина, конфирмацию лучше всего проходить в подростковом возрасте после успешного прохождения курса катехизиса. По этой причине каждое воскресенье в полдень во всех трех церквях Женевы проходил урок катехизиса для детей и слуг. От родителей и преподавателей настоятельно требовалось позаботиться о том, чтобы дети посещали эти занятия.

Публичная проверка знания катехизиса

Четыре раза в году перед проведением  служения Вечери Господней проводилась публичная проверка знания катехизиса, во время которой дети должны были наизусть рассказать части катехизиса или изложить основную их идею. Это и было их исповедание веры, которое давало им право участвовать в Вечере Господней.

Катехизация была направлена на сердце и разум ребенка. Ведь ее основное предназначение заключалось в том, чтобы привести детей к познанию Христа посредством ознакомления их с главными фактами из истории спасения. Главным было возрастание в Духе и единство в истине.

Трудно даже представить, насколько значимым было ежедневное истолкование Писания и библейское образование, которое получала из года в год молодежь Женевы во времена Кальвина. Им преподавали образованные служители, опытные пасторы, которые знали библейские языки и правила риторики и могли обосновать свою точку зрения перед народом и представителями власти.

Такая преподавательская деятельность с детства формировала человека, направляла его, давала ему знание Святого Писания, объясняла, как устроен мир и как должна быть устроена церковь. Эта система образования охватывала три области: церковь, школу, семью. Согласно богословской предпосылке этой системы образования, люди, с одной стороны, полностью порочны (греховны), но с другой стороны, по Божьей благодати они могут быть полностью изменены, а Святой Дух может совершить в них Свой труд обновления и освящения.

Заключение

Кальвин задействовал детей в церкви еще в одной области. Он предоставил  им возможность петь недавно созданные  метрические псалмы. Реформатор был глубоко убежден в том, что взрослым есть чему научиться у детей. Современной церкви стоит обратить на это внимание. Если мы действительно желаем заботиться о детях, нам необходимо в первую очередь внимательно слушать их.

Список использованной литературы

Anneke G. Kloosterman-van der Sluys, Calvijn en de jeugd: kinderen en jongeren in de theologie van Johannes Calvijn, Karla Apperloo-Boersma en Herman J. Selderhuis, Calvijn en de Nederlanden, Appeldoorn 2009, стр. 150–167.

Barbara Pitkin, The Heritage of the Lord, M. J. Bunge, The Child in Christian Thought, 2001.

John Witte Jr., Calvijn over huwelijk en gezin, Herman J. Selderhuis (red.), Calvijn Handboek, Kampen 2009.

1 В тексте приводятся ссылки на собрание работ Кальвина, известное как Ioannis Calvini Quae Supersunt Omnia (здесь и далее используется сокращение CO). Сокращение OS используется для другого издания – Johannis Calvini Opera Selecta (под редакцией П. Барта и Г. Низеля), состоящего из несколько томов и включающего важнейшие работы Кальвина.

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: