Пол Хелм. Учение Жана Кальвина о воле Бога. Можно ли доверять Богу?

25
Ноябрь
2009

Учение Жана Кальвина о воле Бога

Можно ли доверять Богу?

 

Каждую минуту жизни нам даруется частица божественной мудрости («Наставление в христианской  вере», 3.2.20).

Несмотря на многочисленные попытки раскрыть истинное учение Жана Кальвина, все еще существует распространенное мнение, будто сей богослов (а вместе с ним и большинство реформатских богословов) учит, что Божья воля произвольно определяет что есть добро и что зло в отношении Божьих повелений и законов.
 К сожалению, многим людям тяжело избавиться от  карикатурного изображения учения Кальвина, созданного Алисдером Макинтайром. «Согласно Лютеру и Кальвину, нам следует только надеяться на  обретение  благодати, дабы мы могли быть оправданными и прощенными за свою неспособность повиноваться своевольным указаниям космического деспота» («Краткая история этики», Лондон, 1967, стр. 123).

Нам следует помнить о нескольких отрывках, части из которых часто используются в качестве доказательства того, что Кальвин придерживался именно такого взгляда на Божественный суверенитет.

Тиран?

Рассматривая вопрос избрания и вечного осуждения, Кальвин говорит следующее:

«Глупые и несмысленные люди состязаются с Богом разнообразными способами. Им кажется, что они обладают правом посадить Бога на скамью подсудимых и осуждать Его! Вначале они спрашивают по какому праву Бог гневается на Свое творение, которое не спровоцировало Его гнев каким-либо оскорблением. Ибо решение обречь на погибель и уничтожение тех, кого Он пожелал, является в большей мере признаком капризного волеизьявления деспота, чем законным постановлением справедливого судьи. Им кажется, что у людей есть право спорить с Богом если они предопределены Богом к вечной смерти всего лишь на основании Его одностороннего решения, в котором не учитываются человеческие заслуги. Если мысли такого рода когда-либо возникнут у благочестивых людей, тогда они будут вооружены достаточно, дабы разрушить их силу и влияние следующим утверждением. Рассмотрение только причин Божественного волеизьявления является греховным занятием» («Наставление в христианской вере», 3.23.2).

«Ибо воля Божия является до такой степени наивысшим правилом праведности, что все чего Он желает, самим фактом того, что Он сего желает, должно рассматриваться праведным. Посему, когда человек спрашивает почему Бог поступает таким образом, мы должны сказать ему следующее: потому что Он так пожелал! Но если вы спросите, почему Он так пожелал, тогда, мне кажется, вы стремитесь найти что-то более величественное и могущественное, чем Божия воля. Вы стремитесь найти то, что невозможно найти и осмыслить ограниченным людям. Посему, нам необходимо сдерживать свои порывы и не искать несуществующее» («Наставление в христианской вере», 3.23.2).

На основании этих текстов мы можем сделать вывод, что Жан Кальвин прекрасно осознавал силу и привлекательность этого особого возражения против учения об избрании и  вечном осуждении. Данное возражение он опровергает всего лишь одним утверждением: «Не  суньте свой нос в действия тирана». Также в вышеизложенных текстах находится странное утверждение о том, что нам не следует искать причины для объяснения Божественных деяний. Бог действует так, как Он желает действовать. Все. Без комментариев.Поэтому Кальвин,  как может показаться, приводит следующие утверждения:

  1. Нет причин для Божьего  волеизъявления.
  2. Посему, нам не следует искать причины для понимания Божественных деяний. Ведь их просто нет.
  3. Посему, Божия воля является абсолютно деспотической и произвольной. Он больше похож на тирана, чем на справедливого судью.
  4. Божия воля праведна, потому что это Его воля.
  5. Посему, правильным отношением к этому вопросу будет безусловное подчинение Божией воле, какой бы жестокой она ни  казалась.

Идея, которая является подоплекой данного толкования, заключается в том, что согласно Кальвину, Божья воля характеризуется волюнтаризмом. Более того, строго говоря, у Бога нет намерений и желаний, а только воля. Волюнтаризм иногда понимается неправильно. Ведь способность Бога избрать А или Б не является доказательством Его волюнтаризма! Волюнтаризм можно объяснить как отсутствие оснований или причин для какого-либо выбора, оставляя это право за произвольным (безосновательным или бессмысленным) волевым актом. Если у Бога не существует причин для Своих действий и повелений, тогда то, что Он делает, является исключительно актом Его воли. Это и есть волюнтаризм в чистом виде.

Но действительно ли представленный нами взгляд является правильным пониманием богословской позиции Жана Кальвина? Нам следует обратить внимание на дополнительные доказательства и попытаться правильно их понять.

 

Точка зрения Кальвина

Во-первых, сам Кальвин возражает против такого волюнтаристского толкования.

«Мы не защищаем богословскую фикцию об «абсолютной силе». Сия выдумка является богохульством. Она должна быть ненавистной нам. Мы не воображаем себе беззаконного Бога, который Сам Себе закон… Однако, мы отрицаем утверждение, будто Бог обязан отчитываться перед кем бы то ни было за Свои действия. Также мы полностью отвергаем точку зрения, будто люди могут быть компетентными судьями, которые способны делать правильные выводы и суждения в данном деле, в соответствии с человеческим пониманием» («Наставления в христианской вере» 3.23.2).

Таким образом, каково бы ни было наше понимание учения Кальвина,  надо быть последовательными, принимая во внимание отрицание им Бога как тирана мироздания.

Во-вторых, Кальвин придерживается учения о Божественной простоте, согласно которого Божье естество не состоит из отдельных частей, образующих собой Его природу  («Наставления в христианской вере», 1.13.2). Никакая часть не является антецедентом Самому Богу. Он существует Сам по Себе. Он полностью независим. Посему Божья воля «неотъемлема» от Его сущности. Ведь, строго говоря, Божья воля не является отдельной «частью» Его естества. Таким образом, Бог действует обязательно в соответствии со Своей волей.

 

Воля Божия

Кальвин все же отрицает мнение, будто люди могут быть компетентными судьями в области Божьих деяний. Почему он так думает?

На первый взгляд нам кажется, что Кальвин просто использует так называемый регресс объяснения. Конечно же мы можем задать вопрос «почему» относительно действий любых существ, включая Самого Бога. Например, Сергей делает А по причине Б. По какой причине он принимает Б? Потому что у него есть причина В. Однако, какая у него есть причина для избрания причины В? Потому что у него есть причина Г. И так до бесконечности. Конечно, в определенный момент регресса мы должны признать следующее. Несмотря на то, что мы можем продолжать задавать вопрос «почему» как малые дети, у нас нет необходимости поступать подобным образом. В определенный момент мы должны быть удовлетворены ответом: «Он просто принимает в качестве причины Г».

Все это действительно так. Однако, такой подход не характерен для Кальвина. На мой взгляд, Кальвин не считает, что регресс объяснения возможного состояния дел, даже предопределенных Богом, не имеет конечной точки приемлемого  ответа. Мнение Кальвина в большей мере обращает внимание на отличающиеся положения Творца и творений. Это не значит, что в регрессе объяснения нет конечной точки ответа (однако, занимаясь объяснением действий Бога, мы не можем использовать регрессивное объяснение).

Или, по крайней мере, они не заходят слишком далеко в процессе регресса объяснения. Было бы неверным утверждать, будто Бог не указывает нам на причины  избрания и вечного осуждения. По крайней мере, в случае с Иаковом и Исавом, Бог частично показывает, что Его избрание «не от подвизающегося, но от Призывающего» (Рим. 9:11). Эту мысль апостол Павел развивает в 1 главе 1 Послания Коринфянам. Избрание полностью зависит от Бога, «Который, кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает» (Рим. 9:18). Причины для избрания и вечного осуждения не зависят от каких- либо человеческих заслуг. Однако следует все же согласиться с Кальвином,  который утверждал, что Бог не дал нам никаких явных объяснений, почему Он предпочел Иакова Исаву.

У Бога есть причина сего предпочтения, однако она сокрыта от нас. Возможно, это верно и в отношении всего уготованного Богом. Например, почему братом Иакова был Исав, а не Иззи или Лиззи? Или почему родилась двойня, а не тройня,  например, Иаков, Исав и Лиззи? В данном случае очевидно, что у Бога есть полное произвольное право создать Исава и Иакова, а не других двух или трех братьев. Кальвин, на наш взгляд, мог бы сказать, что есть причина для сего действия Бога, однако она сокрыта от нас. Существует огромное множество причин для огромного количества действий и событий. Однако мы не можем объяснить эти причины. Мы их не знаем. Возможно, причиной данного, вызывающего раздражение, факта является то, что воля Божия затрагивает не отдельные ситуации, а целостную картину всего мироздания. Вот почему нам следует спрашивать не почему не Иззи, а: «почему  не мир, в котором нет Иззи?» Однако, задавая такой вопрос, мы понимаем, что у нас нет причины его задавать, хотя вопросов  остается меньше. Возможно, Бог объяснит нам Свои действия в вечности, когда сей мир уйдет в небытие.

Такое общее обсуждение имеет свою ценность. На мой взгляд, оно помогает понять, что для Кальвина является важным и значимым в его понимании  Творца и творения.

 

Право знать

Но как нам понимать утверждение Кальвина, что нет причин для Божьих деяний? Ведь он утверждает, что таковых причин не существует. Совершенно очевидно, что в этих текстах есть идея, которую Кальвин не желает развивать более полно. Суть этой идеи заключается в следующем. У Божьей воли есть причина или обоснование, которые отличны от разума Божьего. Они объясняют, почему Бог делает Б, а не Г. В последнем тексте, из рассмотренных нами ранее, отчетливо видна точка зрения Кальвина. Несуществующее является причиной, которая величественней или превосходней, чем сама воля Божия. Нам следует помнить, что воля Божия, согласно Кальвину, не является необоснованным, произвольным волеизъявлением. Воля Божия является (мы вынуждены давать ей определения, четко осознавая, что не в состоянии описать простоту Божественного естества) аспектом или частью простой сущности, которая есть Бог.

Частью причины, почему «рассмотрение только причин Божественного  волеизъявления является греховным занятием», не является то, что у Бога вовсе нет причин для Своих действий. Кальвин имеет в виду то, что поиск причин и объяснений Божьих деяний вне самого Бога, является грехом и нечестием. Регресс объяснения, в конечном итоге, останавливается, но не на каком-то произвольном месте. Ибо он зиждется на благости Самого Бога. Однако, говорит Кальвин, мы должны подавлять желание требовать от Бога показать нам причину того или иного Своего действия. Ибо потребовав от Него ответа, мы будем огорчены последующим молчанием Бога.

Далее, если Бог не является капризным тираном, а посему имеет причины для Своих действий, которые укоренены в Его естестве, тогда должно быть  объяснение, почему эти причины сокрыты от нас. Ранее мы уже отметили одно возможное объяснение такого положения дел. У Бога есть причины для целостной картины мироздания, сотворенного Им, а не отдельные причины для отдельно взятого действия, происходящего в созданном Им мире.

У людей может возникать множество вопросов относительно этих причин. Почему они сокрыты от нас в данный момент, почему Бог не желает показать их нам или почему не в наших интересах их знать? В современном обществе существует проблема поддерживания равновесия между раскрытием информации и правом на личную жизнь. В отношении причин для избрания и вечного осуждения, Кальвин отстаивает право Бога на «личную жизнь». Об этом говорит и апостол Павел в Послании Римлянам 11:33. «Источники избрания – «тайна» для нас», – часто говорил Кальвин.

По всей видимости, как сказал однажды Иисус Своим ученикам, существуют причины, которые мы не сможем постигнуть в настоящее время. Возможно потому, что мы обязательно извратим их значение или неправильно будем использовать знание о них. В любом случае, если у Бога есть причина совершить А или не совершать А, имеем ли мы право знать эту причину? Алвин Плантинга поставил вопрос об этом в ином контексте. Почему мы должны знать об этом первыми? Разные подходы к этому вопросу подчеркивают глубокие религиозные различия.

 

Способность

Материал, который мы рассмотрели в предыдущих разделах, предполагает, что человеческий разум способен воспринимать и понимать Божьи причины. Посему и возникает вопрос, почему они нам не открыты. Однако мне кажется, что Кальвин указывает людям на их неспособность воспринимать многие Божественные истины, по крайней мере, в этой земной жизни. Таким образом, наша неспособность не является просто  зависящей от обстоятельств, эпистемологической неспособностью, недостатком информации или прозрения, который легко может быть восполнен, если бы Бог пожелал восполнить его. Или когда условия приемлемы, но одним из них является то, что в настоящее время  невозможно постигнуть смысл и значение Божьих причин. Возможно, знание, которым мы обладаем, требует не только больше данных, но и дополнительных способностей для их понимания. Может быть, наша неспособность понять причины Божьих деяний подобна неспособности понять, как выглядят небеса. Просто мы не обладаем на данный момент такой способностью.

Скользкий нравственный склон

Тем не менее, если Бог  определяет избранных и осужденных не по заслугам, и больше не  дает никакой информации об этом, тогда можем ли мы утверждать, что Его нравственное состояние слишком низко? Почему мы должны доверять Богу, Который способен поступать подобным образом?

Данный вопрос становится как бы провоцирующим. Ибо он возникает у тех, кто уже доверился Богу. Священное Писание очень ясно показывает, что Бог по-разному относился к Иакову и Исаву. Христиане верят в это по причине достоверности Божьего Слова. Вот почему как у нас, так и у апостола Павла, и Кальвина, возникает проблема с учением об избрании и вечном осуждении. Ибо только в контексте доверия Божьему Слову человек может обратить внимание на проблему доверия этому Слову. Если мы не доверяем Богу во всем, включая и то, что Он говорит о судьбе Иакова и Исава, тогда мы последовательны в своем отношении к Богу. Однако такой подход не является христианским.

Тогда почему мы должны продолжать доверять Богу? Что же удерживает Бога от нарушения Своих обетований? Почему Он не может внезапно объявить, что с этого дня нам разрешается убивать детей в качестве развлечения? Ответ прост – благость Божьей сущности. Благодаря ей, Бог не может отречься от Себя, отменить Свои законы или разрешить одному человеку эгоистично ненавидеть другого. Благость Божией природы, вне сомнений, также проявлена и в жизни Исава и Иакова. Однако в настоящее время мы не в состоянии увидеть ее.

На сем и остановимся.


Данный материал предназначен исключительно для предварительного личного ознакомления посетителей этого сайта. Любое коммерческое и иное его использование запрещено.

Реформатский взгляд

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: