Amber Necklace   tea cups with lids

Д.В.Марис «Духовность веры»

30
Октябрь
2009


Духовность веры

 

Концепция веры в богословии Жана Кальвина

 

Лекция для конференции посвященной жизни и деятельности Жана Кальвина

Киев, 28-29 октября, 2009 года

 

Профессор, доктор Д. В. Марис

 

1. Введение. Почему духовность?

 

По всей видимости, с середины двадцатого столетия в западной культуре начали происходить определенные изменения, благодаря которым к духовности перестали относиться как к старомодному, вышедшему из употребления понятию. Пока в литературе доминировали идеи социализма или экзистенциализма (которые не очень похожи друг на друга), термины с религиозным подтекстом, такие как «духовность», рассматривались в качестве бессмысленных определений.

 

Данные изменения привели к тому, что великие некогда идеалы и популярные «измы» утратили свое влияние и значение. Мир более не разделен на сферы влияния двух противостоящих друг другу сверхдержав, которые пребывают в состоянии «холодной войны». Это замечание относится не только к области политики, хотя и включает в себя политический подтекст. Например, Организация объединенных наций рассматривает себя в качестве воплощения идеала единства человечества. В связи с этим заметно возрос интерес к духовности.

 

Следует отметить, что в ООН папу римского и буддистского далай-ламу считают важными и значимыми духовными лидерами. Вне сомнений, даже мусульманские лидеры будут весьма хорошо приняты в данной международной организации при условии осуждения терроризма и предоставления альтернативной модели духовности. По мнению представителей ООН, эти религиозные деятели могут внести весомый вклад в дело поддержания мира и единства на земле.

 

В свое время папа Иоанн Павел II организовал несколько больших экуменических молитвенных собраний в итальянском городе Ассизы. Он предполагал, что духовность является той точкой соприкосновения, где разнообразные религиозные и философские направления могут достичь единства на более высоком уровне, чем тот, который представляет собой «лишь» христианство.

 

Интересно отметить, что в наши времена существует огромное количество духовных техник и методов, предлагаемых на рынке «духовности», которые, предположительно, помогают людям обрести смысл жизни. Вот в таком контексте формируется наша культура (или культуры).

 

Более того, в сети Интернет имеется огромное количество веб-сайтов, размещено множество материалов и книг, посвященных теме духовности. В этом море информации можно запросто утонуть! Поисковая служба Всемирной паутины предоставит на ваш запрос по слову «духовность» 5 650 000 000 ссылок! Однако, несмотря на такое огромное количество информации, кажется, что все эти ссылки говорят об одном и том же. Вы можете подумать, что и название моей лекции говорит о том же, что и все остальные ссылки. Однако могу вас заверить, что это не так! Кроме того, само слово «вера» не очень согласуется в современном понимании со словом «духовность». Более того, в наше время даже определение слова «вера» стало неясным и двусмысленным!

 

Однако я намеренно выбрал слово «духовность» – по той причине, что в христианском мире это слово стало обычным выражением для описания внутреннего опыта христианина, который проявляется в его вере в Бога и Христа Иисуса. В таком случае необходимо рассмотреть особенности христианской духовности в свете Слова Божьего и в соответствии с реформатскими исповеданиями веры.

 

В данной лекции я буду главным образом рассматривать богословие Жана Кальвина, особенно его концепцию веры, дабы объяснить его понимание духовности и указать на некоторые отличия его учения от популярных в современном мире представлений об этом понятии.

 

Конечно, я выбрал богословие Жана Кальвина по всем известной причине. Ведь в 2009 году мы празднуем 500-летнюю годовщину со дня рождения этого выдающегося богослова и пастора. Во всем мире в связи с этим знаменательным событием проводятся конференции, издаются книги и библейские комментарии Кальвина. По моему глубокому убеждению, рассмотрение богословия Жана Кальвина поможет нам осознать позицию Реформатской церкви в 21 столетии и ее важность для нашего познания Господа.

 

2. Новая перспектива Реформации

 

Обращаясь к богословскому наследию Кальвина (поскольку многие его аспекты характерны для Реформатской церкви), нам не следует забывать, что по общим вопросам он был согласен с Мартином Лютером. Оба этих деятеля Реформации сражались не только с римско-католическими суевериями, но и с анабаптистскими и спиритуалистическими движениями 16 столетия. По убеждению Лютера, опыт веры является характерной чертой всякого христианина. Однако, как правильно подметил Ван Спайкер, богословие Лютера не является богословием опыта в том смысле, что сей опыт не может быть основным объектом или даже основанием веры (1). Самым выдающимся открытием Лютера было то, что твердость веры в Евангелие взаимосвязана с уверенностью, что вера исходит только от Бога. Посему ее источник пребывает вне нас. С точки зрения Лютера, Sola Fide означает, что спасение пребывает вне нас. Это спасение пребывает во Христе. Посему она не нуждается в наших переживаниях (опыте) и не зависит от него (2). Подобно Лютеру, Кальвин был весьма влиятельной фигурой благодаря своему учению о духовности. Сложился стереотип, будто религия Кальвина лишена всякой эмоциональности и переживаний. Однако такой взгляд не имеет ничего общего с действительностью. Следует помнить, что Кальвин не был богословским теоретиком. Для него был очень важен опыт веры (3). Конечно, у нас есть достаточно причин называть Кальвина «богословом Слова» (4), однако это не подразумевает отсутствие духовности! Многие исследователи, следуя примеру Б. Б. Уорфильда, называли Кальвина «богословом Святого Духа» (5).

 

3. Вера и общение со Христом

 

Определение: вера как знание

В последнем издании «Наставлений в христианской вере» от 1559 года вера определяется как cognitio, то есть знание. Кальвин пишет: «Мы дадим вере правильное определение, если назовем ее твердым и несомненным знанием Божьего благорасположения к нам, основанным на истине свободно преподанного нам обетования во Христе, которое явлено нашему разуму и запечатано в сердцах наших Духом Святым» (6). Многие согласны с тем, что такое определение веры трудно назвать рационалистическим (7). В нем говорится не просто о знании, но о твердом и несомненном знании (8). Кальвин спешит добавить, что знание о Божьих обетованиях не является показателем истинности веры. Для этого необходимо еще просвещение разума и укрепление сердца человеческого (9). По этой причине в его определении присутствует элемент доверия. Можно с уверенностью утверждать, что определение Гейдельбергского катехизиса (вопрос/ответ 21), в котором используется двойное выражение твердого знания и несомненной уверенности, изложено в духе концепции веры как Кальвина, так и Лютера (10)! Познание веры определяется в большей степени уверенностью, чем пониманием. По причине наличия этой уверенности вера отличается от рационального мнения (11).

В работах Кальвина можно найти даже такие выражения как «глаза веры», «чувства» (sentire, sensus) и «вкус» (gustare, gustus) верующих. Кроме того, описание Божьей благодати как «сладостной» принадлежит к экзистенциальной сущности самой веры. Посему данное описание не является простой случайностью (12). Вера во Христа и обетования Евангелия затрагивает все аспекты внутреннего человека.

 

Можно утверждать, что элемент уверенности (fiducia) для Кальвина так же важен, как и элемент знания (cognitio) (13). Однако следует отметить, что уверенность зиждется на знании Того, Кому можно доверять (14)! В логической последовательности знание стоит на первом месте. Это становится совершенно ясным тогда, когда мы осознаем, к кому направлена вера! Ведь вера включает в себя познание благодатного, милостивого и благого Бога. Как познание Бога может происходить без уверенности в Нем (15)? Знание подразумевает взаимоотношения с Тем, в Кого мы веруем. Посему знание и уверенность идут плечом к плечу. Это называется характером веры, который всегда поглощен своим объектом (16).

 

В третьей книге «Наставлений в христианской вере» мы находим определение веры перед рассмотрением вопроса о том, как мы становимся причастниками благ, которые Христос приобрел для нас. Суть последующего объяснения становится понятной только в связи с Именем Иисуса (17). У нас не будет ни единого дара благодати, пока Христос не будет нашим Господом и Спасителем. Бог предлагает Иисуса Христа в качестве собственности для Своих избранных людей! Обладая Христом, мы обладаем всеми дарами благодати. В данном контексте мы снова находим веру в обращении людей ко Христу, производимую в их сердцах Святым Духом (18). Также, говоря о вере как о знании Божьих благодатных обетований во Христе, мы понимаем, что основным объектом является не верующий, но Христос! Сама по себе вера ничто без Христа. Без Господа вера является пустым сосудом (19).

 

Вера и Христос

Кальвин считал, что вера является исполнением нашего единения со Христом. Он неоднократно использовал выражение unio mystica, «таинственный союз», показывая тем самым тесную взаимосвязь в одном Теле между Главою Христом и его членами. Конечно, под этим выражением не подразумевается «смешение субстанций»! Между Христом и Его народом всегда будет присутствовать четкое различие. Это становится очевидным в полемике Кальвина с Осиандром, который также использовал выражение unio mystica. Однако в его мистическом богословии это различие исчезает. Осиандер не стремился к unio mystica посредством веры. Никак нет! Он просто смешивал Христову природу с нашей. По мнению Осиандра, мы можем быть оправданы только таким единением со Христом (20). Однако Кальвин считал, что unio mystica является единением со Христом чрез Святого Духа. И, конечно же, он не рассматривал это смешение как crassa mixtura («грубое смешение») в учении Осиандра (21).

 

Следует помнить, что Кальвин отвергал подобного рода мистицизм (22). Тем не менее учение о единении со Христом занимает важное место в его богословии. В «Наставлениях в христианской вере» (3, 11, 10) он использует разнообразные выражения – «единение Главы и членов» (communio capitis et membrorum), «пребывание Христа в сердцах наших» (habitatio Christi in cordibus nostris), «таинственный союз» (unio mystica). Эти его выражения показывают, что важно в вере. Не будет преувеличением утверждение, что идея единения верующих со Христом является основной темой богословия Кальвина (23). Следует отметить, что Кальвин не говорит об этом единении со Христом без упоминания о работе Святого Духа. Без Святого Духа Христос будет пребывать в праздности (otiosus) (24). Как христология не может существовать без пневматологии, так (это относится к спиритуалистам времен Кальвина) и пневматология без христологии (25)!

 

Точно так же бесполезно говорить о единении со Христом или работе Святого Духа без упоминания о вере. Вера является узами нашего единения со Христом, в которых оно исполняется. Кальвин не представляет такой веры во Христа, по сравнению с которой единение с Ним будет находиться на некоем более высоком уровне. Именно так в мистицизме представлена unio mystica (26). Конечно, мы должны видеть разницу между верою и единением со Христом. Второе следует за первым. Однако это не означает, что существует разница во времени ! Вера не существует без единения со Христом (27)!

 

Сей описанный Кальвином характер веры, которая всегда поглощена своим объектом, подразумевает то, что Кальвин не признает веры, в которой верующий стоит на первом месте, а Бог на втором. Крайне важно увидеть в вере и «противоположную» сторону. И, конечно же, это подразумевает способ, которым мы приобретаем опыт веры. Однако следует всегда помнить, что центральной фигурой является не верующий, но Тот, Кто является объектом сей веры (28)! Кольфхаус правильно подметил, что «Кальвин никогда не придерживался той идеи, что истинность и глубину взаимоотношений верующего с Богом можно проверить с помощью своеобразного «термометра» его благочестивых чувств» (29).

 

Кальвин говорит о вере, центром которой является человек. Это характерная черта богословской мысли Жана Кальвина (30). Он обращает внимание больше на единение со Христом и привитие ко Христу. Но под этим он не подразумевает «христологический мистицизм» (31).

 

Вера подразумевает опыт

Рассматривая вопрос присутствия Христова в Святом Причастии, особенно факт того, что Господь пребывает на небесах и в то же время взаимосвязан с нами, Кальвин признает свою неспособность объяснить сию тайну. Нам чрезвычайно тяжело понять сей предмет, а тем более объяснить словами. В связи с эти Кальвин пишет: «Это лучше пережить, чем понять» (32). Он даже использует такие выражения, как «наслаждение Богом». Однако Кальвин вкладывает в данное выражение значение, которое весьма отличается от точки зрения мистицизма. Ведь он не говорит о грубом смешении субстанций. Его радость является радостью во Христе. Более того, она основана на знании веры. Если бы наше благочестие не было укоренено в вере, мы бы в таком случае бродили во тьме (33). В Женевском катехизисе (1537 год) Кальвин описывает веру как «твердую и непоколебимую уверенность сердца, посредством которой мы вверяем себя в милосердные руки Божии». Вера не заключается в рациональном согласии со Словом Божьим. Напротив, она страстно стремится к Нему, дабы пребывать в Нем (34).

 

Совершенно очевидно, что Кальвин не считает веру истинной, если она не проявляется в опыте единения со Христом. Однако следует отметить, что в конечном итоге этот опыт является верою. «Единение со Христом является единением веры от начала до конца» (35). Ибо даже когда вера подвергается испытаниям сомнения и смятения, а также ослабляется недостатком уверенности (differentia), она все равно зиждется на основании упования на милость Божию (36). Можно сделать вывод, что в веру человек вовлекается целиком и полностью экзистенционально. Это подразумевает опыт, который, в свою очередь, является опытом modo fidei (37).

 

Свидетельство Святого Духа

В этой связи нам следует рассмотреть точку зрения Кальвина относительно testimonium Spiritus Sancti. С. П. Ди в своей диссертации, посвященной концепции веры Кальвина, ясно дал понять, что в его богословии свидетельство Святого Духа имеет такую же структуру, как и его учение о вере. Следует помнить, что Святой Дух убеждает человека поверить в Слово Божье. Однако такое свидетельство не следует рассматривать в качестве добавочного опыта, который дополняет наше знание. Как и в вере, главным объектом этого свидетельства является Бог, а не человек. Вне сомнений, все это проявляется в нашем опыте. Сущность человека, его разум, чувства и воля находятся под непосредственным влиянием данного свидетельства. Это свидетельство Святого Духа, как и сама вера, должно быть осознано в момент духовного переживания (38).

 

А. А. Хокема, в согласии с линией аргументации Кальвина, утверждает, что в Послании к Римлянам, 8:16, глагол, который обозначает свидетельство Святого Духа, находится в форме настоящего времени. Тем самым он указывает на продолжительное свидетельство, посредством которого Святой Дух подтверждает свидетельство духа Божьего относительно того, что мы действительно есть дети Божии. Однако следует отметить, что это подтверждающее свидетельство Святого Духа не является одномоментным единичным действием, неожиданным драматическим моментом или экстатическим эмоциональным переживанием (39).

 

Это учение о свидетельстве Святого Духа по своей сути согласуется с доктриной Кальвина о запечатлении Святым Духом (40). Оба выражения отражают уверенность относительно истинности слов Святого Писания и уверенность относительно спасения. Более того, они неразрывно взаимосвязаны друг с другом. Свидетельство Святого Духа указывает на истину и на наше усыновление Богом. Эти выражения всегда тесно взаимосвязаны со Словом Божьим. Уверенность свидетельства в конечном итоге является уверенностью веры (41). Таким образом, знание и уверенность веры заключается в познании Христа и единении с Ним.

 

Данное свидетельство Святого Духа тесно взаимосвязано со свидетельством Слова Божьего. Однако между ними существуют определенные различия. Это свидетельство посредством Слова и со Словом: per verbum и cum verbo. Кальвин говорит как об одном, так и о втором аспекте (42). Данное рассмотрение понятия свидетельства Святого Духа показывает, что Кальвин противостоял идее субъективистского и индивидуалистического опыта. В. Бальке называет отношение Кальвина к опыту объективным, так как его можно подтвердить и проверить. Богословская система Кальвина возвела массивную стену обороны против нападок антропоцентрических тенденций в богословии.

 

4. Вера и Слово Божье

 

Вера и опыт взаимосвязаны со Словом Божьим

Согласно учению Кальвина, опыт нельзя рассматривать в отрыве от веры. Ведь вера и опыт веры тесно взаимосвязаны со Словом Божьим. Опыт подтверждает Слово. Конечно, он не предваряет Слово, но следует за ним (44). В своем комментарии к 26-му псалму Кальвин ясно учит, что первенство принадлежит Слову Божьему. Однако нам следует поддерживать взаимосвязь между опытным познанием благодати и Словом. Господь должен быть найден в Слове, дабы Он мог явить Себя нам в Своем присутствии (45). Как вера укоренена во Христе и указывает на жизнь в Нем, так и наша уверенность. В связи с этим Ван Спайкер правильно утверждает: «Все включено в веру, которая принимает Христа, предлагающего Себя в Своих обетованиях» (46).

 

Вера и Слово тесно взаимосвязаны друг с другом. Христос приходит к нам, облаченный в Святое Писание (evangelio vestitus) (47). Слово Божье является объектом, целью (scopus) и основанием веры (48). Только имея веру, мы сможем уважительно относиться к Божьему Слову. Следует помнить, что христианин не сможет ступить и шагу, не сможет быть уверенным в своей жизни даже на мгновение без просвещения Святым Писанием (49).

 

Кальвин рассматривает опыт верующего с такой поразительной откровенностью, что иногда возникает впечатление, будто опыт является независимым источником информации. Например, он пишет: «Я говорю лишь о том, что испытал и пережил каждый верующий» (50). Однако в другом месте Кальвин говорит, что «опыт является нашим учителем, с помощью которого мы находим Бога таким, каким Он провозглашает Себя в Своем Слове» (51). Также это является ограничением опыта. Следует помнить, что nuda experientia бесполезна без Слова и просвещения Святым Духом. Вера в Слово превосходит опыт. Полнота знания опыта будет сокрыта в нас до тех пор, пока Святое Писание не просветит нас. Опыт всегда a aposteriori (52).

 

К. Руниа отмечает, что реформатские исповедания свидетельствуют о влиянии на них Кальвина в данной области. Опыт занимает определенное место в этих исповеданиях в форме syllogismus practicus (Гейдельбергский катехизис, вопрос/ответ 86) и syllogismus mysticus (Дортские каноны 1:12 и 3, 4:13). Решающим моментом для Руниа относительно сходства содержания реформатских исповеданий с богословием Кальвина является тот факт, что опыт понятен только a posteriori, как подтверждение истинности и надежности Слова. Самым важным для нас всегда будет именно явленное Слово Бога (53). В Дортских канонах 3, 4:12 Руниа находит оправданный интерес во внутреннем человеке. Однако в Дортских канонах 1, 12 он отмечает отход от позиции Кальвина в сторону антропоцентрического представления. В данном разделе исповедания основание уверенности представлено больше в восприятии человеком его собственного внутреннего мира, чем в незыблемых обетованиях Божьих в Евангелии (54).

 

На мой взгляд, Руниа не совсем справедливо отзывается о содержании Дортских канонов 1, 12. Плоды избрания, упомянутые в данном разделе, характерны для веры и указывают прямо на взаимоотношения с Богом и unio cum Christo. Именно в этих плодах мы видим характер веры не антропоцентрического свойства. И это следует признать! Содержание Дортских канонов 1, 12 не противоречит Дортским канонам 5:5 (опровержение ошибок), в которых отвергается идея, будто для получения уверенности в спасении необходимо некое дополнительное откровение. Это опровержение, несомненно, антропоцентрической идеи (которая является неотъемлемой частью доктрины Католической церкви) о получении индивидуального откровения четко показывает, какого рода ограничения представлены в наших исповеданиях, в частности в Дортских канонах.

 

Аналогичный вопрос затрагивается в статье Г. П. Хартвельта (55). Выступая против подоплеки изменений в харизматическом движении, он рассматривает некоторые
проявления опыта в Бельгийском исповедании веры 5 («Ибо даже слепые способны понять, что предсказанное в них исполняется») и 9 («Мы знаем об этом как из свидетельств Святого Писания, так и из Его действий, особенно из тех, которые мы чувствуем в себе»). Хартвельт, признавая, какого рода историческое развитие следует принимать во внимание, склонен считать, что в этих выражениях взаимоотношения между Христом и Духом, а также верою и опытом не очень сбалансированы. На мой взгляд, нам следует понять, что как в одном, так и во втором случае не поддерживается идея откровения вне Святого Писания. Однако подчеркивается свидетельство Святого Духа, которое непосредственно взаимосвязано со Словом Божьим.

 

Никаких откровений вне Слова Божьего

В первой книге своих «Наставлений в христианской вере» Кальвин посвящает целую главу опровержениям лжеучения тех, кто стремился получить от Бога новые откровения, считая, будто Святого Писания явно не достаточно (56). Откровения вне Писания могут принадлежать либо духу сатаны, либо Духу Божьему. Однако следует всегда помнить, что Святой Дух не работает Сам по Себе, без взаимосвязи со Словом Божьим (57).

 

Кальвин не желает быть причисленным к группе мистиков и спиритуалистов. Он убежден в том, что Святой Дух не является создателем новых откровений. Дух связывает Себя Словом. «Дух Евангелия подтверждает его Своей подписью» (58).

 

Как без веры невозможно быть с Богом, так и без Святого Писания невозможно познать Бога. Путь непосредственного доступа к Богу, представленный в мистицизме, полностью отвергается Кальвином (59). Мы не принижаем роли Святого Духа, утверждая то, что Он только подтверждает Святое Писание. В своем комментарии к Евангелию от Иоанна, 16:13, Кальвин говорит: «Если кто-либо будет утверждать, что получил новые откровения вне Святого Писания, того следует считать хулителем Святого Духа. Ибо в таком случае это будет означать, что Святое Писание, будучи плодом работы Духа Божия, не является достаточным откровением для людей!» Ведь Писание – последнее полное откровение Бога (60)! Рассмотрев точку зрения Кальвина относительно данного вопроса, Вернер Крюше в своем анализе учения Кальвина о Святом Духе пишет следующее:

 

«Если Святой Дух представляет Себя без упоминания Слова Божия, тогда Он не может быть Святым Духом Божиим, но духом заблуждения. Если Слово представлено без сопровождения Святым Духом, тогда оно бесполезно для спасения по причине своего бессилия. Однако Слово вкупе со Святым Духом является мощным и действенным средством Божественного спасения. Именно Святой Дух занимает важнейшее место в данном процессе» (61).

 

Рассматривая вопрос руководства Святого Духа, Кальвин никогда не упоминал о неких особых указаниях,данных якобы Святым Духом (62). В своем комментарии к Деяниям апостолов, 23:11, Кальвин отвергает идею того, что нам нужно искать руководство в чувственных или сверхъестественных переживаниях. Нам не следует ожидать сновидений, видений или пророчеств. Напротив, руководство Святого Духа (directio spiritus) непрестанно сопровождает заповедь Божью. Дух руководит верующими таким образом, что они желают исполнять заповеди Божии (63).

 

5. Выводы

 

В свете всего вышесказанного я пришел к выводу, что Кальвина можно рассматривать надежным наставником в области духовности. Таким образом, мы, благодаря нашей вере во Христа, понимаем, что такая духовность разительно отличается от так называемой духовности этого мира. Кроме того, мы понимаем, что эта духовность является единственным путем истинного познания нашего Творца и Искупителя. В связи с этим я сделал шесть кратких выводов.

 

1. Вера во Христа является экзистенциальной концепцией

 

Как и Лютер, Кальвин считает веру чрезвычайно экзистенциальной концепцией. Знание о Божьем милосердии во Христе подразумевает наличие живых отношений с Ним, в Котором человек, включая его чувства и восприятие, пребывает целиком. Таким образом, все существование верующего можно описать в терминах веры и верования.

 

2. Вера подразумевает причастность Христу

 

Вера и, следовательно, опытный характер веры не заключается в созерцании верующим самого себя. Вера всегда акцентирует внимание на своем объекте. Другими словами, вера не является антропоцентрической концепцией. Напротив, она богоцентрична, христоцентрична. Это также становится понятным из так называемого инструментального характера веры. Религиозный опыт может быть признан в соответствии с характеристикой веры. То есть взаимоотношения со Христом крайне важны для опыта христианской веры.

 

3. Таинственный союз, но не мистицизм

 

Используемый Кальвином термин unio mystica не имеет ничего общего с мистицизмом. Под единением верующего со Христом он имеет в виду общение верою, которое подразумевает возрастание в духовной зрелости. Идея полного растворения в божестве даже не обсуждается Кальвином, она совершенно чужда его мышлению! Вера не исключает верующего, но вовлекает его. Опыт единения со Христом не превосходит веру. Мы говорим об опыте веры, но не о переживании веры.

 

4. Христос и Святой Дух

 

Также работа Святого Духа, как она, например, представлена в теме свидетельства Святого Духа (testimonium Spiritus Sancti), направлена на укрепление взаимоотношений с Богом во Христе Иисусе. Она характеризуется такими же качествами, что и вера:

  • единение со Христом,полное вовлечение человека во Христа,
  • она не направлена на получение неких особых переживаний, но на достижение взаимоотношений с Богом таким образом, что опыт становится естественной частью этих взаимоотношений.

     

    5. Опыт – вера – Слово

     

    Как вера подразумевает опыт, а опыт, в свою очередь, является истинным, только когда есть следствием веры во Христа, так оба эти явления (вера и опыт) связаны Словом Божьим. Следует добавить к вышеизложенным характеристикам проверки истинности опыта также и то, что

    этот опыт согласуется со Святым Писанием.

     

    6. Больше никаких откровений

     

    По мнению Кальвина, откровения вне Слова Божьего невозможны. Как принципиально, так и практически их следует рассматривать в качестве принижения Слова Божия.

     

    Думаю, суть этих выводов можно выразить несколькими предложениями.

    Духовность Кальвина является духовностью веры. Это живая вера. Вера, преисполненная жизни, и жизнь, преисполненная веры.

     

     

     

    Ссылки:

     

    1. W. van ‘t Spijker, Luther – belofte en ervaring, Goes 1983, 192

    2. W. van ‘t Spijker, Luther – belofte en ervaring, Goes 1983, 192

    3. W. Balke, ‘The Word of God and Experientia according to Calvin’, in W. H. Neuser (ed.), Calvinus Ecclesiae Doctor, Kampen n. y. (19–32), 20: «Мы видим, что Кальвин не использует отвлеченных понятий о действительной реальности в своем богословии. Он всегда пытается связать веру и реальность».

    4. Cf. S. van der Linde, De leer van den Heiligen Geest bij Calvijn, Wageningen 1943, 1f.; J. van Genderen, ‘Calvijns dogmatisch werk’, in J. van Genderen e. a., Zicht op Calvijn, Amsterdam 1966, 43ff.

    5. Van Genderen, ‘Calvijns dogmatisch werk’, 40.

    6.Перевод Ф. Л. Бэтлса, «Наставления в христианской вере», III, 2, 7: ‘Nunc iusta fidei definitio nobis constabit si dicamus esse divinae erga nos benevolentiae firmam certamque cognitionem, quae gratuitae in Christo promissionis veritate fundata, per Spiritum Sanctum et revelatur mentibus nostris et cordibus obsignatur.

    7. Для ознакомления с данной точкой зрения смотрите работу Ван Гендерена ‘Calvijns dogmatisch werk’, 7. Cf W. Kolfhaus, Christusgemeinschaft bei Johannes Calvin, Neukirchen 1939, 47f; A.A. Hoekema, Saved by grace, Grand Rapids / Exeter 1989, 139-142.

    8. Смотрите работу В. Крюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, Göttingen 1957, 261f.

    9. «Наставление в христианской вере», III, 2, 7.

    10. «Ибо как вера не довольствуется изменчивыми мнениями, точно так же она не довольствуется странными концепциями. Она требует твердой уверенности, которую невозможно иметь на основании опыта и переживаний человека», «Наставления в христианской вере», III, 2, 15; также «Наставления в христианской вере»,
    III, 2, 16 и 33. Cf. H. Schützeichel, Die Glaubenstheologie Calvins, München 1972, 128.

    11. ‘opinio’ – «мнение». См. Schützeichel, Die Glaubenstheologie Calvins, 130; Van der Linde, De leer van den Heiligen Geest bij Calvijn, 141.

    12. Смотрите работу Шутсейчела, Die Glaubenstheologie Calvins, 133.

    13. «Наставления в христианской вере», III, 2, 33. «На основании этого становится ясным, что вера превосходит человеческое понимание. Не будет достаточным для разума быть просвещенным Святым Духом, если сердце его не будет укреплено Божией силою». Также прочитайте работу С. П. Ди, Het geloofsbegrip van Calvijn, Kampen 1918, 36f.; Kрюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 263.

    14. «Наставления в христианской вере»,
    III, 2, 2. «Но мы делаем так же (то есть получаем благодать), когда знаем то, что Бог является нашим милосердным Отцом, потому что наше примирение было совершено чрез Христа [2-е Кор. 5:18–19]. Более того, Христос дарован нам в качестве праведности, освящения и жизни». Смотрите работу Ди, посвященную глубокому рассмотрению учения Кальвина, Het geloofsbegrip van Calvijn, 24.

    15. Kрюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 264.

    16. ‘die Gegenstandbezogenheit des Glaubens’; смотрите работу Крюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 264.

    17. Kрюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 264.

    18. Смотрите работу Низеля, Die Theologie Calvins, München 1938, 115–117.

    19. Низель, Die Theologie Calvins, 118. Бельгийское исповедание, статья 22. «Относительно оправдания мы исповедуем следующее: мы не учим, будто вера оправдывает нас. Вера является всего лишь инструментом, благодаря которому мы принимаем Христа как нашу праведность».

    20. У Осиандра результатом этого является аналитическая доктрина оправдания, в которой исчезает специфический характер веры. Кольфхаус, Christusgemeinschaft bei Johannes Calvin, 61.Также смотрите работу М. Д. Арнтцена, посвященную учению Осиандра, Mystieke rechtvaardigingsleer, Kampen 1956.

    21. Кольфхаус, Christusgemeinschaft bei Johannes Calvin, 24–28.

    22. Низель, Die Theologie Calvins, 119. Он пишет: «Единение верных со Христом не описывается Кальвином как поглощение благочестивых мистиков сферой Божественного естества». Д. Ван Гендерен, Geloofskennis en geloofsverwachting, (Apeldoornse Studie 17), Kampen 1982, 21; ook H.W. de Knijff, ‘Mystiek en Schrift’, in RhW. 15, 2 (1973), 17–25; W. Stanford Reid, ‘Bernard van Clairvaux in the thought of John Calvin’ in WThJ XLI, 1 (1978), 127–145.

    23. В. Спайкер,’ ‘Extra nos’ en ‘in nobis’ bij Calvijn in pneumatologisch licht’, in ThRef 31 (1988), [271–291], 272 (ook in: idem, Geest, Woord en kerk, 114–132). Шутзейчел, Die Glaubenstheologie Calvins, 164. Он говорит, что, согласно учению Кальвина, Христос является как объектом веры так и сферою веры. Kрюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 266. Крюше также говорит об этой центральной доктрине (‘Zentrallehre’).

    24. «Наставления в христианской вере», III, 1, 3.

    25. Ван Спайкер, »Extra nos’ en ‘in nobis», 279f., 282f.

    26. Смотрите работу Кольфхауса, Christusgemeinschaft bei Johannes Calvin, 37. Нам следует также обратить внимание на выражения в Гейдельбергском катехизисе: «я член Христов по вере» (вопрос/ответ 32); «привитый ко Христу истинной верой» (вопрос/ответ 64).

    27. Согласно учению Кальвина, пребывание Христа посредством Духа является effectus fidei. В то же время веру можно назвать экзистенциальными отношениями со Христом здесь и сейчас чрез Его Духа. Взаимосвязь веры и пребывания Христа в нас такая тесная, что кажется, что они идентичны. Смотрите работу Кольфхауса, Christusgemeinschaft bei Johannes Calvin, 39f; и Ван Спайкера, »Extra nos’ en ‘in nobis», 283.

    28. Kрюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 265.

    29. Koльфхаус, Christusgemeinschaft bei Johannes Calvin, 133f.

    30. Ван Гендерен, ‘Geloofskennis’, 24: ‘Bij een man als Calvijn staat de mens met zijn ervaringen nooit in het middelpunt. Dat zou in strijd zijn met zijn diepste intenties.’ Koльфхауз, Christusgemeinschaft, 133. Автор отмечает разницу между Кальвином и Бернардом Клервосским в этом отношении. Согласно учению Кальвина, центром веры была не благочестивая душа со своим опытом, но Христос и жизнь, которую Его члены получают от Него.

    31. Koльфхаус, Christusgemeinschaft, 139.

    32. «Наставления в христианской вере», IV, 17, 32 ‘Experior magis quam intelligam’.

    33. Кольфхаус, Christusgemeinschaft, 130; cf. Шутзайчел, Die Glaubenstheologie Calvins, 133f.

    34. Кольфхаус, Christusgemeinschaft, 143.

    35. Koльфхаус, Christusgemeinschaft, 147.

    36. «Наставления в христианской вере», III, 2, 17–21.

    37. Шутзайчел, Die Glaubenstheologie Calvins, 144-146; В. Бальке, ‘Kan men bij Calvijn spreken van bevindelijke prediking?’, Кневель, Bevindelijke prediking, (27–37) 34ff.

    38. С. П. Ди, Het geloofsbegrip van Calvijn, Kampen 1918, 114–177, особенно 133–135; В. Бальке, ‘The Word of God and Experientia according to Calvin’ in W.H. Neuser (ed.), Calvinus Ecclesiae Doctor, Kampen n.y., (19–32) 27f.; Kрюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 204–222: ‘Das testimonium spiritus sancti ist indessen die Ursache, die die Gewiβheit bewirkt; diese Ursache ist erfahrbar in ihren Wirkungen, also eben in den verursachten Gewiβheit, nicht aber in sich selber erfahrbar. Также Экзальто, De zekerheid des geloofs bij Calvijn, Apeldoorn 1978, 33–36.

    39. A. A. Хукема, Saved by Grace, Grand Rapids / Exeter 1989, 149f.

    40. Ди, Het geloofsbegrip van Calvijn, 116ff; Kрюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 263; Ван Гендерен, Het getuigenis van de Heilige Geest, Alphen a/d Rijn1961, 11; Ван Спайкер, De verzegeling met de Heilige Geest, Kampen 1991, 59: В. Бальке, ‘Calvijn en de pinksterprediking’, Ван Оорт, Verbi Divini Minister (Festschrift Kievit), Amsterdam 1983, 19–43.

    41. Смотрите также комментарии к Евангелию от Иоанна, 6:69; Деяниям, 3:8. «Наставления в христианской вере», III, 1, 4. Ван Гендерен, Het getuigenis van de Heilige Geest, 5, 17f.; Д. Веенхоф, Revelatie en inspiratie. De Openbarings- en Schriftbeschouwing van Herman Bavinck in vergelijking met die der ethische theologie, Amsterdam 1968, 494ff.; Г. Г. Беркоф, De Heilige Schrift I, Kampen 1966, 49–51; Р. Х. Бреммер, Herman Bavinck als dogmaticus, Kampen 1961, 176–179.

    42. Например, «Наставления в христианской вере», III, 2, 34; Комментарий к 2-е Кор., 4:6. Также Ван Гендерен, Het getuigenis van de Heilige Geest, 18. C. Граафланд, ‘Waarheid in het binnenste’. Geloofszekerheid bij Calvijn en de Nadere Reformatie’ in Eenvaste Burcht voor de Kerk der eeuwen (Festschrift K. Exalto), Kampen 1989, 53–81, подчеркивает различия.

    43. Бальке, ‘Calvijn en de pinksterprediking’. Он пишет: «Богословская система Кальвина возвела массивную стену обороны против нападок антропоцентрических тенденций, ощутимых уже в эпоху Возрождения».

    44. Ван Спайкер, ‘Experientia in reformatorisch licht’, in ThRef 19 (1976), (241–267) 249f.

    45. Комментарий к псалму 26:8–9.

    46. Ван Спайкер »Extra nos’ en in ‘nobis’ in pneumatologisch licht’, 283.

    47. Кольфхаус, Christusgemeinschaft, 40, 42, 53, 128, 135f.

    48. Шутзайчел, Die Glaubenstheologie Calvins, 125, 137.

    49. Koльфхаус, Christusgemeinschaft, 141.

    50. «Наставления в христианской вере», I, 7, 5.

    51. «Наставления в христианской вере», I, 10, 2.

    52. Бальке ‘The Word of God and Experientia according to Calvin’, 23–26; K. Руниа, ‘Bevinding en ervaring’, in Tussen openbaring en ervaring (Festschrift G.P. Hartvelt), Kampen 1986 (133–145), 139.

    53. Руниа, ‘Bevinding en ervaring’, 139.

    54. Руниа, ‘Bevinding en ervaring’, 141.

    55. Г. П. Хартвельт, ‘IJle balans’, in idem (ed.), Op het spoor van de Geest. Theologische opstellen. Vragen aan en kanttekeningen bij de charismatische beweging, Kampen 1978, 31–53.

    56. «Наставления в христианской вере», I, 9.

    57.
    «Наставления в христианской вере», I, 9, 2. Смотрите работу В. Бальке, Calvijn en de doperse radikalen, Amsterdam 1973, 98f. Kрюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 213f.; Ди, Het geloofsbegrip van Calvijn, 134f. Аналогичный аргумент приведен в лекции Ван дер Мейдена, De bijzondere Geesteswerking met het Woord, Dordrecht 1949, 17–21. Он утверждает, что Святой Дух не дарует новые откровения. Он предупреждает о великой опасности, когда мы считаем откровения своего собственного духа работой Святого Духа. Ведь даже дух сатаны способен предстать пред нами в образе Святого Духа. Он подчеркивает, что Святой Дух не поглощен Словом.

    58. ‘Spiritus evangelii quasi subscriptor confirmat.’ Calvini Opera (C.O.) 47, 335.

    59. Кольфхаус, Christusgemeinschaft, 126f.

    60. Комментарии к Евангелию от Иоанна, 16:13–14. C.O.

    61. Kрюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 255.

    62. Kрюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 293. П. Ф. Йенсен, ‘Calvin, Charismatics and Miracles’ in Evangelical Quarterly Vol. LI (1979), 131–144; K. Экзальто, De zekerheid des geloofs bij Calvijn, Apeldoorn 1978, 32f.

    62. Крюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 293–294. «Осторожное отношение Кальвина к любому откровению или руководству Божьему без связи со Словом следует отбросить. Ибо он склонен рассматривать charismata не только как таковые, которые ограничены в проявлении средой верующих, но также как применимые во всем знании человеческого общества. Он связывает эти дары с царственным положением Христа, которое распространяется на все творение. Kрюше, Das Wirken des Heiligen Geistes nach Calvin, 122–124.

     

     


Данный материал предназначен исключительно для предварительного личного ознакомления посетителей этого сайта. Любое коммерческое и иное его использование запрещено.

Реформатский взгляд

Категория: Конференции

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: