Amber Necklace   tea cups with lids

Глава VII. ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

27
Ноябрь
2008

Словарь определяет культуру, как «любой акт культивирования или результат культивирования». Затем объясняется, что означает культивирование: «Наставление, воспитание, приучение к дисциплине, облагораживание, ведущее ко всякого рода улучшению, будь то растение, животное или человеческое существо. Можно говорить о культуре растений, цветов, пчел и тому подобном. Однако в более ограниченном смысле слово «культура» означает именно «человеческую культуру». Под этим подразумевается всякое развитие человеческих существ, ведущее к их усовершенствованию, просвещению, приобщению к дисциплине, что достигается интеллектуальным и нравственным воспитанием, обучением, привитием хороших манер и вкуса.

Как видим, слово «культура» имеет самое широкое применение. Обычно мы употребляем его в более ограниченном смысле, отнесенном к человеческим существам. Но даже тогда это слово имеет ряд значений. Для кого-то речь идет о чем-то большем, нежели элегантность. Когда человек приобретает внешний лоск благодаря доступу в высшие слои общества, усваивает некоторый набор фраз, приобретает изысканные манеры и одевается по последней моде, кто-то, возможно, назовет его культурным человеком. Другие называют этим словом людей, обладающих чувством прекрасного и имеющих склонность к искусству, будь то архитектура или живопись, поэзия или музыка. Третьи связывают свое понимание культуры с развитием научных знаний, а также с умением человека владеть своими чувствами, повиноваться закону и подавлять низменные порывы своей натуры. Наконец, есть и такие, кто отождествляет культуру с любовью к художественной литературе. О каждом, кто начитался книг, говорят как о культурном человеке.

Слабость всех этих определений в том, что они фрагментарны и обращают внимание на совершенствование только одной стороны человеческой жизни. «Человек всесторонней культуры — это тот, кто наиболее полно созрел в каждой сфере своей жизни, так что ему под силу выполнить свое назначение». Тем самым подлинная культура имеет дело с развитием не одного, но всех аспектов человеческой жизни.

Важно отметить, что культура всегда подразумевает идею совершенствования, а не просто развития. Топси из «Хижины дяди Тома» «только подросла», — она не стала культурной. Великое содержание культуры или, скорее, ее инструменты, — это не просто механические и химические силы природы, но наука, искусство, техника, этика, закон, государство, которые всегда есть продукт деятельности человеческого разума.

Точнее говоря, это деятельность человеческого разума, приложенного к силам природы и возносящего творение посредством человеческих сил на новые и более величественные высоты. Культура — исполнение наказа, данного Творцом человеку, венцу Божьего творения в саду Эдема, который Бог велел человеку возделывать и хранить (Быт. 2). Человек был создан по образу и подобию Божию. Поскольку Бог — Владыка Вселенной, сотворивший ее неисчерпаемые глубины, Он дал человеку. Своему подобию, контроль над природой, вручил ее во владение ему и обязал его: «Покоряй природу и постигай огромные возможности, заложенные в ней и в тебе самом». Культура — исполнение этого Богоданного наказа. В соответствии со своим культурным призванием, человеку надлежит добывать исходные материалы в природе, подчинять их своим замыслам, заставляя служить своим целям, обнаруживая скрытые в природе возможности, облагораживая и поднимая ее на более высокий уровень. Достигнув таким образом совершенства, человек должен сложить все свои культурные завоевания к ногам Того, Кто властвует над человеком и природой. Того, Кем и для Кого сотворены люди и все в мире.

 
 

Культура в безгрешном мире

Если бы человек остался в раю, не узнав греха, ему все равно была бы заповедана культура. Понятию «культура» должно быть придано всеобъемлющее значение, с тем, чтобы соотнести Богоданный наказ с миром, который был отдан во власть человеку. Человек должен был бы исполнить наказ трижды: по отношению к природе, к себе и человечеству. Он властвовал бы над природой и раскрыл бы все ее возможности. Он созидал бы в себе образ Бога. И, являясь членом человеческого сообщества, внес бы свой вклад в развитие огромных духовных возможностей человечества как единого целого, чего не достигнуть, когда индивиды действуют в одиночку.

Давайте рассмотрим Божий наказ созидать культуру, как если бы в раю не случилось никакого грехопадения. Размышляя о культуре в безгрешном мире, мы, может быть, лучше поймем, чем она должна быть в идеале.

Первое, без чего нет культуры, это — труд. Ибо культура предполагает развитие, реализацию всех возможностей творить добро, возвышение вещей тварного мира и человека. Это, конечно, не достигается без труда. Но труд должен производить не просто изменения, но улучшения. Иначе это не культура. Всякий труд, который совершенствует и раскрывает возможности добра в мире, способствует великому делу культуры.

Прежде всего, как, может быть, самое важное, надлежит упомянуть наказ возделывать землю — занятие, известное как земледелие. Земледелец обрабатывает землю и развивает ее способность давать урожай. За агрокультурой следует бизнес, часто называемый обменом или торговлей и состоящий в обмене плодами культуры, так что человек может куда больше наслаждаться плодами сотворенного мира, чем если бы он трудился в нем один. Далее идет промышленность, производство, работа с механизмами — труд, который в безгрешном мире имел бы свои аналоги. С помощью машин и механизмов человек обретает способность быстрее и эффективнее развивать возможности, которые природа хранит для него. Все эти виды труда существенны для исполнения культурного наказа, данного человеку при его сотворении.

Но есть и другие виды труда, где преобладают усилия человеческого ума и где сравнительно меньше физических усилий. Когда мы говорим о «культуре», то чаще всего имеем в виду именно эту область, где разум человека более активен. И это естественно, ибо культура — всегда торжество человеческого разума над природой, особенно над ее механическими и химическими силами. Стало быть, говоря о природе, мы
прежде всего обращаемся к произведениям науки и искусства. Именно в сфере науки и искусства мы наблюдаем величайшие примеры торжества человека над природой.

 
 

Культура и наука

Давайте обратимся прежде всего к миру науки. Не к какому-то частному ее виду, но ко всей науке, ко всем естественным и гуманитарным дисциплинам, любым, какие только можно себе представить.

Повсюду вы обнаружите человеческий разум, вовлеченный в познание дел творения — тела или души, материальных или духовных явлений; и при этом увидите, какова природа каждого предмета, в чем его суть, как он соотносится с другими предметами, к какому классу принадлежит и каким образом является составной частью мира.

Задача науки тем самым существенно напоминает нам наказ, данный Богом Адаму, когда Бог повелел животным пройти перед ним. Делом Адама было открыть природу каждого животного и сообразно с этим дать ему имя. Таково и дело науки. Она не создает объекты, но берет вещи, сотворенные Богом, исследует их, открывает их существо и взаимосвязь и затем дает имена сообразно своему заключению.

Наука продолжает то, что делал Адам при сотворении, изучая вещи и называя соответственно их роду. Лишь одна наука имеет несколько отличную цель, а именно — философия. В то время как любая другая наука имеет свою особую предметную область, философия, именуемая также наукой об универсалиях, стремится определить, как включается каждая из этих специальных наук в сложное целое, в систему мироздания. Если философия права в своих выводах, она тождественна с тем, что Библия говорит о единой природе Вселенной.

Есть и другой аспект данного науке наказа, более практический. Дело ее не только выявлять суть предмета, но также открывать его значение для жизни, находить ему практическое применение. Когда у ученого возникает какая-либо существенная идея, он должен освоить ее, как и все на земле, и сделать полезной для человека. Что проку в чисто абстрактном мышлении? Нужно показать его значение для жизни. Величайшая практическая польза, в которой все науки находят свое окончательное разрешение и завершение, состоит в том, что мы возлагаем все то, что покорено силой науки, к престолу великого Творца Вселенной.

 
 

Культура и искусство

Существует еще одна сфера, где власть разума над силами природы выступает особенно ярко. Это — мир искусства. В то время как наука исполняет наказ открытия сути вещей, искусство само стремится придать идее видимую или чувственную форму. Искусство имеет дело с символами. Его назначение — воплощать идею или образ природы, который складывается в воображении художника, придающего замыслу видимую форму, что позволяет нам максимально полно оценить эту идею. Задача художника представлять природу не только в образах, изменяющихся на глазах, но и в идеальном виде. Художник отражает в произведении искусства возвышенное представление о том, что могло бы проявиться в природе, если бы ее возможности были раскрыты. Тем самым искусство вносит свой вклад в дело культуры, а именно — находит более высокое воплощение для сил природы.

Когда мы говорим об искусстве, то иногда имеем в виду также и так называемые практические или утилитарные искусства, технические приемы или мастерство квалифицированного рабочего. Но чаще всего, когда говорят об искусстве, подразумеваются изящные науки: архитектура, скульптура, живопись, музыка и поэзия.

Обратимся теперь к конкретным видам искусства. Посмотрим, как работник искусства придает мысли или идее символическую или видимую форму. Возьмем архитектуру. У архитектора рождается замысел, содержащий возвышенную эстетическую идею. Он выражает ее в возводимом здании,— скажем, в соборе.

С другой стороны, очевидно, что, если здание не выражает никакой высокой идеи и состоит лишь из грубо сколоченных досок, вы не назовете его произведением искусства. Необходимо воплощение какой-либо мысли о прекрасном в конкретной чувственной форме.

Скульптор делает то же самое. Он берет мраморную глыбу и обрабатывает ее резцом, пока не выразит в ней живую идею — образ человека или какую-либо иную мысль, не дающую ему покоя. В той мере, в какой работа скульптора успешно выражает эту идею, мы говорим о произведении искусства.

Художник созерцает расстилающийся перед ним ландшафт или видит перед собой человеческое существо, либо строит в воображении картину природы и воспроизводит все это на холсте. В зависимости от того, насколько он преуспевает в этом, мы называем конечный результат произведением искусства.

Что касается искусства музыканта, то оно обращено не к глазу, но к слуху. Свои мысли о прекрасном, свою эстетическую концепцию, свои образы композитор, или музыкант, стремится выразить в звуковой символической форме. И насколько ему удается выразить эту идею посредством гармонии звуков, настолько плоды его труда — произведение искусства.

Поэту, в отличие от архитектора, художника или скульптора, орудия труда не нужны, если, конечно, не считать таким орудием используемые им языковые средства. Подобно тому, как скульптор берет резец и мрамор, художник — кисть и холст, поэт посредством слова рисует образ своей души…

 
 

Воздействие греха на культуру

Зададимся теперь вопросом, как грех влиял и влияет на исполнение человеком культурного наказа. И как культура символизирует отношение к христианству. Грех не сделал этот наказ необязательным или излишним. Грех никогда не делает веление Бога излишним и не расстраивает Его замысла. Нашим долгом по-прежнему остается соблюдение Божьих законов времен Адама, даже если мы, будучи рабами порока, не можем их исполнять должным образом. Наказ Бога осваивать землю, выполнять свою культурную задачу столь же обязателен сегодня, как и в тот день, когда Бог дал его нашим прародителям. И Бог заботится о том, чтобы цель культуры была достигнута, а возможности природы раскрыты,— если не через грешного человека, то как-либо иначе.

Но грех сделал исполнение культурного наказа Бога куда более трудной задачей. Если до грехопадения ничто не мешало человеку в этом, то после него земля, владение человека, подлежащее культурному освоению, была предана проклятию. «Тернии и волчцы», о которых говорит Библия, — пример бесчисленных сил, уродующих природу. Вместо гармоничного согласия и мирного подчинения всех вещей человеку происходят бесчисленные конфликты. Природа искажена. Насколько же более трудной стала теперь задача человека!

Изменился и сам человек. Он больше не хранит в себе образ Бога в том высоком смысле, в каком однажды был Ему уподоблен. Он утратил ясное понимание своей культурной цели. Вместо непрерывного освоения своих владений и их возвышения, он слишком часто действует им в ущерб. Вместо того, чтобы быть царем, повелевающим природой, он во многих отношениях становится рабом и утрачивает великую силу, которую некогда имел. Не только каждый индивид испытывает недостаток в качествах, необходимых для исполнения своего культурного наказа, но и все человечество в целом. Задача, которую совместными усилиями должно выполнять в области культуры цивилизованное сообщество, оказывается неосуществимой из-за бесчисленных распрей между людьми, предельно затрудняющих их сотрудничество. То, что один созидает, разрушает другой. Со времени грехопадения человечество стремится к целям, взаимоисключающим друг друга.

Из сказанного выше кто-нибудь может сделать вывод, что всестороннее и гармоничное развитие сотворенного мира невозможно, коль скоро грех является решающим фактором. Грех всегда тщится разрушать, а не созидать. Доминирующая в науке и искусстве или нравственном устройстве общества греховность сбивает с толку, помрачает разум и извращает идеалы. Совершенство в культурном созидании возникнет лишь тогда, когда Бог устранит последствия греха. Он освободит землю от Своего проклятия и восстановит естественный порядок. Он обновит образ Божий в человеке и восстановит гармонию в отношениях между людьми, между человеком и природой и между сотворением и волей Бога. По существу. Он не только возродит мироздание, но и выявит возможности, заключенные в нем, и поднимет их на такую высоту, о какой мы не дерзали и мечтать.

Если грех разрушает культуру, означает ли это, что в языческих землях культура невозможна, ибо там спасительное дело Христа не явлено? Вовсе нет. Это было бы так, если бы грех был единственной силой, которая там господствовала. Тогда бы грех все разрушил и обратил в руины. Но, как мы узнали из нашего экскурса в учение о всеобщей благодати, даже в языческих странах Бог вызывает к жизни силы, которые ограничивают разрушительную стихию греха. И там созидается множество культурных благ, несмотря на грех. Достаточно вспомнить, какой высокий уровень цивилизации был достигнут в таких языческих странах, как древняя Греция и Рим, чтобы уразуметь: грех не властен разрушить все. Какие возвышенные идеи мы находим у Платона, у Аристотеля, в сочинениях древних драматургов, какие восхитительные произведения искусства, особенно архитектуры и скульптуры оставлены нам в наследие, какие гениальные логики и математики творили в античную эпоху!

Однако, каких бы высот языческая культура ни достигла, мы знаем, что ее угасание было неизбежно, причем, этот процесс шел в двух направлениях. Возьмем ли, к примеру, культуры Ассирии, Вавилона, Египта, Греции или Рима, мы везде находим, что все они не преуспели в достижении идеала истинной культуры и что в каждой из этих стран культура содержала в себе семена своего распада.

Все это легче понять, если задуматься об отношении данных цивилизаций к тем основным элементам, с которыми имеет дело культура, а именно об их отношении к человеку, обществу и природе. Что они думали о человеке? Даже греки не видели в каждом из живущих всецело реализованное человеческое существо. Женщины, к примеру, таковыми не воспринимались. Они стояли гораздо ниже мужчин. И не все люди были полноправными людьми. Рабы — нет. Рожденные свободными — да, и то не все. Только себя греки считали истинными людьми.

Подобное невысокое мнение о человеке преобладает во всех языческих странах. Кем-то хорошо сказано, что Иисус Христос открыл достоинство личности. Он познал цену человеческой души. А ведь даже высокообразованные греки достоинство своих соплеменников оценивали единственно с точки зрения интересов государства! Что же касается всего остального человечества, то они еще более категоричны: «Мы — греки, а все прочие в мире — варвары». Другие народы высказывались столь же пренебрежительно по поводу своих соседей. Они никогда не внимали учению Библии, согласно которому Бог сотворил весь человеческий род единокровным. И наука, как бы она не преуспевала временами, никогда не вникала в назначение человека как во времени, так и в вечности, не вникала в цель, которую Бог определил природе.

Языческая культура, как уже отмечалось, несла в себе семена распада. Даже когда язычники пожинали самые обильные плоды своей культуры, науки, искусства и социальных достижений, общество было поражено раковой опухолью безнравственности, включая его высшие круги, и это ускоряло падение. Так культура одной страны распадалась вслед за другой. Рассказывают, что Наполеон, уже находясь на острове Святой Елены, заметил: «Александр, Цезарь, Карл Великий и я, — все мы основали империи, но на чем держались эти создания нашего гения? На силе. Христос же в одиночку основал Свое Царство на любви, и до нынешнего дня миллионы умерли бы за Него». Это справедливо не только в отношении института государства. Это справедливо для культуры вообще. Лишь та культура, которая зиждется на Христе, на прочном христианском основании, сохранится навечно. В наши дни может показаться, что культура Европы на грани упадка, поскольку она отходит от идеи всевластия и Божьей благодати, от заповедей Иисуса Христа. Но как бы то ни было, Церковь и Царство Божье и все воздвигнутое на этой нерушимой Скале будет пребывать в веках.

 
 

Христианство и культура

Сказанное о распаде языческой культуры, помимо прочего, свидетельствует и о том, сколь необходимо культуре христианство. Сказать, что вне христианства нет культуры, значило бы погрешить против истины. Но если культуре надлежит исполнить свое собственное предназначение и развиваться во имя истинных целей творения, она нуждается в направляющих Божьих началах. Для спасения культуры от саморазрушения нужна нравственная сила Христа и христианства.

Противостоит ли культура христианству? Имеются такие, кто утвердительно отвечает на этот вопрос, приводя соответствующие доводы. Если вы углубитесь в древнюю, средневековую и современную историю, то заметите, что во все времена многие представители культуры находились в оппозиции христианству. Иные делали это из-за приверженности своим философским теориям; другие противоборствовали христианству в социальной, деловой или политической жизни. Были и такие, кто пытался сокрушить христианскую религию с оружием в руках.

Весьма поучительно наблюдать, насколько представители влиятельных кругов общества — ученые, политики, кто угодно, умудренные опытом, даже стоящие у кормила власти,— разделены, казалось бы, непримиримыми противоречиями. Но как только христиане утверждаются в религии или науке, либо преуспевают в создании сильной политической партии, так тотчас же те, кто препирался ранее между собой как Ирод и Пилат, становятся друзьями и вместе выступают против «этих опасных христиан». Яркие тому примеры — оппозиция христианской партии в Голландии и религиозным партиям в Германии. Напомним, что оппозиция христианству в нацистской Германии существовала не потому, что культура немцев была несовершенной. Пожалуй, ни одна страна мира не имела столь впечатляющих достижений в области культуры, как Германия. Немцы были куда лучше образованны, чем мы теперь. Но разве это культура противостояла тогда христианству?

Любопытно, что и среди христиан есть те, кто утверждает нечто подобное. Так, многие фундаменталисты придерживаются этого мнения. Из их кругов слышатся советы: «Не стремитесь приобщиться к достижениям культуры и не пытайтесь войти в образованные круги общества. Не учитесь в институтах, не становитесь врачами, юристами или химиками, не вступайте на политическое или общественное поприще. Все это противно вашей христианской вере. Удалитесь от мира, присоединитесь к братьям по вере и спасайте свою душу для вечности, но не обременяйте себя задачами поддержания и развития культуры». Католики смотрят на это иначе, утверждая, что плоды культуры являются благом, пока они остаются под контролем Церкви.

Мы, кальвинисты, отстаиваем более сложную, но и более близкую к Библии позицию. Всякий раз, когда культура в своем развитии достигала чего-то, достойного хвалы, будь то в языческих Греции и Риме или в среде неверующих, это было плодом посеянного Богом среди этих народов, вопреки их грешной природе. Сам же грех не создает, но разрушает сотворенное Богом. Когда бы ни являлись нам эти плоды Божьей всеобщей благодати, наш долг благодарно принять и употребить их во славу Бога и ради процветания Его Царства. Более того, будучи христианами, мы обязаны участвовать в исполнении этого культурного наказа. Мы не можем удалиться от мира. Ибо к нам ныне обращена заповедь: «Наполняйте землю и обладайте ею».

Хотя плоды культуры часто использовались в неверных целях и противопоставлялись христианству, сама культура, как правило, помогает последователям Христа. Вспомните о том, что на заре христианства определенные культурные достижения содействовал апостолу Павлу в распространении Евангелия. Таким благом для благовестников была широкая сеть дорог, общий язык, а также некоторые возможности, связанные с римской системой правления. Отметим, что Кальвин настаивал, чтобы молодые люди, избравшие путь служения, получали широкие знания в области культуры. Когда достижения культуры отвергаются, это часто наносит ущерб христианскому делу. Но не только культура как таковая необходима христианству, само христианство, в свою очередь, — одно из величайших благ культуры. Христианство — единственное, что дает культуре надежду выполнить свою задачу и достичь намеченного идеала. Верно, что многие в нехристианских культурных кругах находились в оппозиции христианству. Но это противостояние шло от греховности их душ, но не от культуры. Ибо культура — лишь иное название человеческого долга, который заключается в том, чтобы, пользуясь сырым, необработанным материалом этого мира, как он обнаруживается в природе и самом человеке, показать великие возможности, заложенные Творцом в Его творении и поставить его на службу целям, заповеданным Богом.

Величайшая слабость позиции многих высокообразованных атеистов заключается в том, что, открыв для себя возможности, силы, проявившиеся в культурном развитии мира, они не поняли их истинного предназначения. Они сделали эти возможности средством для достижения эгоистических и порочных целей вместо служения Богу и людям, своим братьям. Только христианство разъясняет нам цели, обслуживать которые призвана культура. Христианство вручает грешному человеку возрождающую мощь Духа Святого, Который наделяет нас волей использовать нашу силу и власть в достойных целях.

Эти цели станут реальностью, когда искупительное дело Христа будет завершено и из пепла современного мира возникнет новая земля, где возможность благих деяний неисчислимо возрастет. Прекрасное человечество с совершенной культурой, культурой великой, невиданной и неслыханной доселе, воцарится на земле. Мысленно созерцая этот будущий мир в его полном расцвете, мы сознаем, что культура и христианство отнюдь не враги, а торжество культуры придет только через христианство и через Христа. Вся слава Христу, Властелину культуры.

И ваш, и мой долг — ради торжества христианских идеалов честно трудиться везде, куда Господь призывает нас, — так, чтобы Христос был признан Царем и в царстве культуры. Таков он, этот поистине вдохновляющий идеал культуры, наш кальвинистский идеал.


Данный материал предназначен исключительно для предварительного личного ознакомления посетителей этого сайта. Любое коммерческое и иное его использование запрещено.

Реформатский взгляд

Комментарии (1)

 

  1. Очень интересная статья узнала много полезного посоветую друзьям.

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: