Жан Кальвин. Лекция Сто Двадцать четвертая

16
Февраль
2009

ИЕРЕМИЯ 31:34

«И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: «познайте Господа», ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого, говорит Господь, потому что Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более».

Здесь показано еще одно отличие нового и старого заветов: Бог, которого в эпоху Закона люди не могли познать в достаточной мере, пошлет Свой всеозаряющий свет, широко распространяя познание о Себе. Однако дар этот восхваляется здесь с преувеличением. Пророк говорит, что никто не будет нуждаться в наставнике или учителе, потому что сам будет знать достаточно. Думаю, в данном случае цель Иеремии – просто показать, насколько великим будет свет Евангелия, благодаря которому Бог будет более щедро поступать со Своим народом. Истина евангельская будет сиять как солнце в полдень. О таком же обетовании идет речь у Исаии, когда он говорит, что мы все будем научены Господом (Исаия 54:13). Конечно, в эпоху Закона Бог также учил Свой народ, но открытая им часть небесной доктрины была совсем невелика. С приходом Христа Бог раскрывает сокровища Своей мудрости и знания. В эпоху Евангелия начатое ранее достигает совершенства. Древние люди были подобны детям, и поэтому Бог давал им лишь начатки истинного знания. А сейчас, когда мы достигли более зрелого возраста, Он даёт нам более полную доктрину и становится, можно сказать, ближе к нам.

Поэтому пророк Иеремия говорит: «И уже не будут учить друг друга, брат брата». Я уже сказал, что дар Божий описан здесь с преувеличением. Однако мы видим, как некоторые фанатики невежественно злоупотребляют этим отрывком, чтобы унизить любое учение (как, например, поступают в наши дни Анабаптисты, отвергающие всякое учение). Льстя самим себе в своем невежестве, они с гордостью хвалятся тем, что имеют Святого Духа. Они утверждают, что называть себя учениками – значит порочить Христа, поскольку об одном из преимуществ нового завета в Писании сказано: «и уже не будут учить друг друга». Разум этих людей опьянен странными и ужасными доктринами, ведь дьяволу легко увлечь и обмануть того, кто исполнен гордости. Их собственная гордость настолько уводит их от истины, что они начинают придумывать различные видения. Кроме того, многие беспринципные люди искажают значение этого отрывка с корыстными целями: они провозглашают себя пророками и убеждают в этом простой народ, который следует за ними, а они за его счет наживаются. Пророк Иеремия же в этом отрывке не говорит об особом вдохновении и не отрицает необходимости обучения, как я уже сказал; он лишь подчеркивает превосходство евангельского света, ведь Бог в эпоху Закона не настолько совершенно учил Свой народ, как Он учит нас с вами сегодня. Именно поэтому Христос сказал: «Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат, ибо многие пророки и праведники…» и т. д. (Луки 10:23)

Таким образом, Христос лучше всего трактует значение слов пророка, показывая, что в эпоху Евангелия истина будет сиять в большей полноте. Малахия называет Христа «Солнцем правды» (Малахия 4:2), подразумевая, что во времена отцов Бог проливал свет, но не в такой степени, как в наши дни. Как я уже говорил вчера, в эпоху ветхого завета народ Божий мог лишь с надеждой ожидать улучшения своего положения.

Чтобы объяснить значение слов пророка о том, что «уже не будут учить друг друга», нужно отметить, что эти слова не сказаны сами по себе, а к ним прибавлено: «И говорить: «познайте Господа»». Пророк в данном случае говорит о познании азов доктрины, так как слова «познайте Господа» относятся именно к азам веры или небесной доктрины. Древние люди пребывали в невежестве, им были открыты лишь азы познания. В наши же дни меньший среди верных знает о спасении намного больше, чем знал самый образованный человек в древности. То есть пророк говорит о том, что избранный Богом народ будет одарен знанием настолько, что уже не будет больше пребывать на уровне азов веры.

Но если кто-то все же желает строго придерживаться слов Иеремии – «уже не будут учить друг друга», то такому человеку следует указать на отрывок из книги пророка Исаии, где, несомненно, говорится о царстве Христа: «И возьмут друг друга за руки, и скажут: придите, и взойдем на гору Господню, и научит Он нас Своим путям…» (Исаии 2:3). Давайте сопоставим эти два отрывка. Цель пророков в обоих случаях – показать величие милости Божьей, явленной с приходом Христа. В первом отрывке сказано: «Уже не будут учить друг друга»; а во втором: «И возьмут друг друга за руки, и скажут: придите, и взойдем на гору Господню, и научит Он нас Своим путям». Иеремия показывает, что в эпоху нового завета народ уже не будет нуждаться в изучении азов истины, а Исаия говорит, что люди будут помогать друг другу в процессе познания закона Божьего. Между этими двумя отрывками нет никакого противоречия; оба они показывают, сколь удивительна будет милость Божья, которой Он одарит свой народ, когда позволит им близко познать Себя.

Далее Иеремия пишет: «Все сами будут знать Меня, от малого до большого». Это не означает, что все будут наделены познанием в равной мере. Как показывает опыт, это невозможно. Кроме того, мы знаем, что Бог с самого начала свидетельствует, что Он наделяет людей Своими дарами согласно Своей благой воле, о чем также напоминает и Павел (Римлянам 12:2,3). В данном случае пророк имеет в виду, что наименьший среди народа Божьего будет озарен светом познания настолько, что будет почти как учитель. О том же говорится и в пророчестве Иоиля: «И будут пророчествовать сыны ваши, и дочери ваши будут видеть видения; старцам вашим будут сниться сны» (Иоиля 2:28). Иоиль обещает, что пророки и учителя будут повсюду, потому что благодать Божья изольется в тот день более обильно. Однако понимать эти отрывки следует только как сравнение. В наши дни среди детей Божьих, среди тех, кто действительно относится к числу верных, есть много невежественных людей, но если учесть, как мало информации давал Закон, то наименьший из сегодняшних учеников – никак не меньше пророка или учителя.

Поэтому Христос сказал: «Меньший в Царстве Небесном больше Иоанна Крестителя», который, в свою очередь, выше всех пророков (Матфея 11:11). В своем служении и познании Бога Иоанн Креститель превосходил пророков, но наименьший из исповедующих и проповедующих Евангелие, как сказал Христос, больше Иоанна Крестителя. Относить это следует не к отдельным людям, и не столько к людям, сколько к ясной и четкой доктрине, изложенной в Евангелии, о чем говорится в отрывке, который мы вчера цитировали. Там Павел говорит, что сейчас покрывало снято, и благодаря Иисусу Христу мы можем видеть Бога лицом к лицу (2-е Кор. 3:18).

Далее пророк пишет: «Потому что Я прощу грехи их, и беззаконий их уже не вспомяну более». Несомненно, здесь показана основа Божьей милости – Он не вменит людям вину за их грехи. Ключевой аспект нового завета – это прощение грехов по благодати и примирение Бога с Его народом. Нет никакой другой причины для прихода Бога в образе единородного Сына и проявления Им столь великой щедрости. Пророк сводит на нет всякую славу плоти и ниспровергает все человеческие заслуги, когда говорит, что Бог по своей великой щедрости искупит Свой народ, простит их грехи и не будет вспоминать их беззаконий. Нельзя утверждать, что в этом отрывке говорится о полном прощении грехов, хотя это и является частью общей доктрины пророка. Здесь он, прежде всего, хотел показать, что у Бога в отношении Церкви всегда было одно желание – уничтожить грех.

Когда апостол в послании к Евреям толкует этот отрывок, он делает акцент на слове «более«, עד
[od]. Он говорит, что в эпоху нового завета Бог прощает беззакония, потому что Он уже искупил Свой народ, который больше не должен приносить жертвы. Апостол считал, что до заключения нового завета Бог помнил беззакония людей. Поэтому не удивительно, что Он требовал ежедневных жертвоприношений для умилостивления Своего гнева. Но сейчас, в эпоху нового завета, Бог не вспоминает о грехах, и поэтому жертвоприношения прекращаются. В них нет необходимости, когда все грехи прощены. Апостол показывает: мы в такой степени искуплены кровью Христа и примирились с Богом, что можем быть уверены в своем спасении. Но нам с вами нужно помнить то, о чем я сказал выше: пророк, прежде всего, говорил об истоках Божьей милости и благодати, провозглашая, что Он уже не вспомянет беззаконий.

На что, в таком случае, указывает слово «более»? На то, что Бог на протяжении какого-то времени гневался на Свой народ и наказывал их за грехи. Ибо сказано, что Бог вспоминает грехи, гневается и мстит за беззакония, наказывая и проявляя суровость в отмщении. Когда Бог наказывал Свой народ, Он помнил их беззакония, но после заключения нового завета все грехи, как говорит еще один пророк, были ввергнуты в пучину морскую (Михей 7:19). Исказил ли автор послания к Евреям значение слов пророка? Конечно, нет. Он лишь мудро их использовал в своих рассуждениях: обещание Бога, что Он не будет вспоминать беззаконий после заключения нового завета, исполнилось во Христе. Только благодаря Христу Бог больше не будет вспоминать о наших беззакониях. Тогда то, что апостол стремился доказать, становится очевидным – жертвоприношения прекращаются, если грехи уже искуплены. Это вполне логичное заключение, в котором нет ничего сложного или надуманного.

Конечно, пророк не говорит подробно обо всех отличиях ветхого и нового заветов. Он лишь уверен, что Бог более обильно изольет Свою благодать, чтобы верные, поддерживаемые надеждой, могли с терпением переносить страдания и не отчаивались до прихода Христа, о чем вчера уже было сказано. Пророк говорит о благодати возрождения и о даре познания, а также обещает, что Божья милость проявится в новой и более совершенной форме. Апостол же в своем послании связывает слова пророка с отменой обрядов. Возрождение посредством Духа Святого, о котором пишет пророк, и отмена обрядов действительно связаны между собой. Автор послания к Евреям не искажает значение слов Иеремии. Говоря о новом завете, который превзошел Закон, апостол делает следующий вывод: не удивительно, что обряды имели временный характер. Апостол убежден, что на смену ветхому завету должен был прийти новый, поэтому определенные изменения были неизбежны. Он также считает, что новый завет противостал ветхому, который, в свою очередь, подлежал уничтожению. Иудеи были против любых изменений прообразов, но апостол говорит, что нет ничего удивительного в обветшании завета, заключенного через Моисея, ведь Бог не без основания называл его старым; этот завет не мог действовать вечно (Евреям 8:13). В таком случае отмена обрядов не противоречила истине и верности Божьей. При этом Закон оставался неизменным. Итак, мы видим, что апостол верно истолковал слова пророка, связав их с отменой обрядов и церемоний.

Поскольку моей задачей является толкование отрывка из Иеремии, нет необходимости продолжать говорить об отличиях между ветхим и новым заветами, то есть о деталях этих отличий, ибо между ветхим и новым заветами есть и другие отличия. Как я уже говорил, пророк считал вполне достаточным просто показать, что от прихода Христа нужно ожидать большего, чем все то, что когда-либо получали отцы. Таким образом, как я уже говорил, пророк стремился облегчить страдания верных, которых Бог наставлял, проводя через тяжелые испытания до тех пор, пока Христос не был явлен во плоти.

Кроме того, Закон и Евангелие сопоставимы друг с другом, как Моисей и Христос. Можно сказать, что новый завет превосходит Закон так же, как Христос превосходит Моисея. Чтобы лучше понять, почему пророк говорит, что при новом завете благодать будет не такой, как при старом, давайте рассмотрим отрывок из Евангелия от Иоанна: «Закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа» (Иоанна 1:17). Создается впечатление, что для Иоанна Закон – не больше, чем зыбкая тень. Ибо если истина дается только через Христа, то значит, в Законе не было истины и не было благодати; а это уже похоже на упрек в сторону Закона. Вчера я частично ответил на этот вопрос. Сейчас лишь коротко скажу, что любое подобное умаление Закона использовалось только для того, чтобы подчеркнуть, насколько бесценна милость Божья, явленная в Его единородном Сыне.

Но, возможно, кто-то возразит: «Для чего же был дан Закон? Почему Бог повелевал принимать Закон с почтением, если в нем не было благодати и истины?» На это я отвечу согласно тому, что уже говорил вчера: Закон не был лишен тех благословений, которые мы имеем сейчас благодаря Евангелию, но эти благословения не были присущи самому Закону, ибо Закон без Евангелия – то же, что Моисей без Христа. Если не сравнивать Моисея со Христом, то можно сказать, что Моисей был вестником и свидетелем Божьей Отцовской милости к Своему народу, а его доктрина содержала обетования о спасении по благодати, открывая верным доступ к Богу. Но когда Моисей сопоставляется со Христом, то он предстает как служитель смерти, доктрина которого ведет к гибели; ибо «буква», как пишет Павел во 2-м Коринфянам 3:6, убивает. Почему так происходит? Потому что тот, кто привязан к Моисею, отходит от Христа. Лишь во Христе мы имеем полноту благословений Божьих. Следовательно, если рассматривать Моисея отдельно от Христа, то от первого ничего не остается. В древности Бог обещал спасение Своему народу, возрождал и просвещал избранных посредством Духа Святого, но не так обильно, как сейчас. Благодать Божья, явившаяся во Христе, справедливо превозносилась всеми пророками. И как я уже говорил, благословения, которые народ получал в древности, не проистекали из самого Закона; они зависели от будущего прихода Христа и провозглашения Евангелия. А сейчас давайте перейдем к следующему отрывку:

 

ИЕРЕМИЯ 31:35–36

35 Так говорит Господь, Который дал солнце для освещения днем, уставы луне и звездам для освещения ночью, Который возмущает (разделяет) море, так что волны его ревут; Господь Саваоф – имя Ему. 36 Если сии уставы перестанут действовать предо Мною, говорит Господь, то и племя Израилево перестанет быть народом предо Мною навсегда.

 

Иеремия подтверждает обетования, о которых мы с вами говорили; ибо было сложно поверить, что народ не просто обретет утраченное, но и станет намного счастливее. Ведь Церковь тогда была действительно в плачевном положении. Было совсем нелегко поднять обездоленный народ со дна отчаяния и утешить его, чтобы он мог преодолеть сложнейшие испытания; ибо состояние Церкви было таково, что если б и сотню раз она воскресала из мертвых, то сотню раз вновь была бы ввергнута в пучину смерти, ибо в будущем ей предстояли тяжелейшие испытания. Именно поэтому пророк так много внимания уделяет утверждению Божьих обетований. Он говорит от лица Бога: «Я тот, кто создал солнце, луну и звезды, и установленный порядок их движения остается неизменным». Здесь описывается суточное движение светил; ведь, как мы знаем, все пророки обращались к народу, используя доступные ему понятия и сравнения. Если бы они философствовали, как делают астрологи, и говорили о месячном цикле Луны и годовом солнечном цикле, простые люди их бы не поняли. То есть они говорили о вещах, которые даже дети могли понять, – что солнце совершает свой ежедневный путь вокруг земли, и то же самое делают луна и звезды, так что луна главенствует среди звезд в ночном небе, а солнце правит днем.

Иеремия провозглашает: «Я, Господь, дал эти уставы, и они остаются неизменными; Я разделяю море, т. е. возмущаю его бурями, так что волны его ревут». Здесь говорится о вещах различных, хотя и не противоречащих друг другу. Ведь пути солнца, луны и звезд – неизменны, и поэтому Бог говорит, что они движутся согласно уставам (חקת
[cheket] и החקים [echekim]). На небе ни одно светило не отклоняется от своего курса. Однако во время бури скалы содрогаются и Бог, кажется, сотрясает весь мир. Но и бурю Бог успокаивает, и мы видим, что в природе всегда царят стабильность и постоянство. Он говорит: «Если сии уставы перестанут действовать предо Мною, то и племя Израилево перестанет быть народом предо Мною навсегда». Другими словами: так же, как мы можем быть уверены в стабильности природы, видимой в движении солнца и луны и в бушующем море, так же можно быть уверенным в избавлении Его Церкви; никогда она не будет уничтожена. Морская буря сотрясает мир, и все же мир непоколебим. Солнце и Луна могли бы сокрушить Землю, ведь мы знаем, что Солнце намного больше Земли. Если столь огромное небесное светило плавно движется у нас над головами, как же нам не бояться? И все же Солнце продолжает свое движение, не повреждая Земли, потому что это угодно Богу. Неизменность законов или уставов природы дает нам уверенность в безопасности Церкви. Бог, управлявший миром с самого начала, не пренебрежет благополучием Своей Церкви, ради которой весь этот мир и был создан.

Не удивительно, что здесь показано, насколько безопасно положение Церкви; ведь на самом деле это важнее неизменности курса небесных светил и всех остальных уставов природы. Тем не менее, Бог счел достаточным использовать это сравнение, которое согласуется с тем, что сказано в Псалмах, где солнце и луна названы Его верными свидетелями на небесах (Псалом 88:37,38). В этом Псалме говорится о завете, который Бог должен был заключить с народом через Своего единородного Сына. Он называет луну Своим верным свидетелем; но, как я уже сказал, Бог превозносит нас с вами над всеми стихиями мира (в том числе, над солнцем и луной), говоря о непреложности нашего спасения. И уж конечно, положение Церкви не зависит от состояния мира; ибо в другом Псалме говорится: «Они обветшают, но Ты – тот же, и лета Твои не кончатся» (Псалом 101:27–29). Здесь небеса сравниваются с одеждой, которая со временем ветшает и становится негодной, но положение Церкви совсем иное. Сказав о Боге: «Ты – тот же, и лета Твои не кончатся», псалмопевец далее говорит о вечности Церкви: «Сыны рабов Твоих будут жить». Таким образом, мы видим преимущественное положение Церкви над всем миром. В изучаемом же нами отрывке пророк, учитывая слабость народа, говорит, что они могут быть уверены в Божьей благодати, как они уверены в законах природы.

Некоторые связывают вторую часть 35 стиха (Иеремия 31:35) с тем, как Бог разделил воды Красного моря; но это абсолютно не соответствует замыслу пророка и даже не требует опровержения; я говорю об этом, просто чтобы развеять всякие сомнения.

 

МОЛИТВА

Всемогущий Бог, Ты позволяешь нам наслаждаться светом солнца днем и светом луны ночью. Научи же нас выше поднимать свой взор и не быть, как неверующие, которые получают все эти благословения наравне с нами, но смотреть в будущее с надеждой на вечное спасение без всяких сомнений. Творение свидетельствует о Твоем постоянстве и подтверждает непоколебимость нашего спасения, основанного на Твоей вечной истине, которая будет вселять в нас уверенность до тех пор, пока мы наконец не придем в благословенное Царство, приобретенное для нас кровью Твоего единородного Сына. Аминь.


Данный материал предназначен исключительно для предварительного личного ознакомления посетителей этого сайта. Любое коммерческое и иное его использование запрещено.

Реформатский взгляд

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: