Amber Necklace   tea cups with lids

Глава V. ГЛАВНЫЕ БОГОСЛОВСКИЕ ДОГМАТЫ

27
Ноябрь
2008

В предшествующих разделах речь шла о предметах, касающихся всего кальвинистского движения в целом. Обратимся теперь к началам кальвинизма в их более конкретном приложении в таких сферах, как религия, политика, общество, искусство,— и к связанным с этим проблемам.

Начнем с религии. Нет смысла перечислять все, относящееся к теме. Кто стремится подробнее узнать об этом, найдет обильный материал в трудах, посвященных реформатской догматике и принадлежащих перу таких именитых богословов, как Абрахам Кайпер, Герман Бавинк, Чарльз Ходж, Герхардус Вос и Луис Беркхоф. Позволю себе сослаться на два труда, где читатель найдет отличный свод богословских догматов кальвинизма. Один написан Л. Беркхофом — это «Руководство по реформатской доктрине», другой Ч. Хеджем и называется «Очерк богословия» (переработанный и расширенный). Мы же займемся лишь главными моментами кальвинистской религии.

 
 

Бог и Библия

Если и есть христианин, превыше всего ставящий веру в Бога, так это кальвинист. Все его помыслы обращены к Богу, золотой нитью веры в Которого выткано все кальвинистское богословие. Все зиждется на Боге. Религия, хотя она и благословляет человека, существует не для человека, но, в конечном счете, для Бога. От Него и через Него, и в Нем — все сущее.

Посмотрим, что думает кальвинист о мире сотворенных вещей. Он не только верит, что мир сотворен Богом, он верит также, что все, что совершается в нем, будь то в природе или в человеческой жизни, есть раскрытие Божия замысла. Даже грех не случайность. Бог намеренно допустил грех. Он дает ему совершаться в соответствии с присущей ему природой, сдерживая его во имя Собственной славы.

Бог трудится над Своим творением двумя путями. Во-первых,— через обычные процессы и явления во Вселенной. Люди, пусть даже грешные, и природа действуют свободно, согласно своим внутренним побуждениям или законам. Однако действия их вторичны: за ними стоит Бог. Первопричина всего сущего. Он, не принуждая эти вторичные элементы действовать противно их природе и выбору, направляет все так, как это и происходит во Вселенной. Второй способ, которым Бог действует в мире, — чудотворный: высшее откровение, боговдохновение, чудеса, Боговоплощение, физическое воскрешение, рождение свыше и освящение. Кальвинист — видит ли он обычные явления или чудесные откровения свыше — все это он возводит к Богу и признает исходящим от Него.

Поскольку кальвинист высоко ставит великую идею Бога, это проявляется и в его отношении к Библии. Библия — не только Книга, которая возвещает кальвинисту, как ему спастись. Для него это — Книга Бога, Который беседует с ним на каждой странице и открывает Свой замысел о спасении человека и его долге перед Богом в каждой сфере жизни

 
 

Человечество

Когда мы доходим до познания человека, нас вновь озаряет мысль о Боге. Даже безгрешный человек — ничто по сравнению с величием Бога. Целые народы значат не более, чем легкая пыль на весах. Безгрешный человек всецело подчинен Богу. А падший человек? Он полностью растлен, не годен ни на что доброе и склонен к дурным поступкам. Но грешник понуждается Божьей благодатью к свершению дел, которые его душа, предрасположенная ко злу, иначе не пожелала бы свершить. Речь идет либо о внешнем понуждении, идущем, скажем, от власть предержащих, от страха перед карой или мнением людским, либо о себялюбивых соображениях, что, дескать, добрые дела себя окупают, или же, наконец, о любви к человеку близких ему людей. Подобные ограничения и побуждения делать добро на благо человеческого общества исходят не из добродетелей обычного человека, но из всеобщей Божьей благодати. Поэтому, все что мы видим хорошего в мире, в обществе, искусстве, науке, политической жизни, пусть даже в языческих странах, кальвинист прямо относит к Богу как его источнику, но не к грешной душе человека.

Кроме того, греховное состояние человеческой души не может измениться иначе как в результате преображения свыше. Человек привязан к своим грешным делам, как пьяница к рюмке, так что он не может и не желает сам обратиться к Богу. Бог побуждает вас вершить угодное Ему дело.

Поразмыслите с усердием над искуплением через Христа, и вы убедитесь, как высоко вознесена мысль о Боге. Замысел искупления не зародился в уме человеческом, ибо человек никогда бы не обратился к Богу сам по себе. Это было предначертано Богом. Спаситель ниспослан Богом. Иисус не просто добавил к нашему спасению то, чего мы сами не могли бы достичь. И пострадал Он не за то, за что мы сами мости бы пострадать. Он сделал все. Иисус подчинился Своему Отцу Небесному во всем и исполнил все, что было нужно, дабы снискать нам вечную жизнь. Он принял на Себя всю кару за грех, чтобы очистить нас от него. Поэтому спасение становится единственно Богоданным даром свободной благодати без всякой заслуги с нашей стороны.

Разовьем эту мысль дальше. Кто-нибудь скажет: «Бог замыслил спасение и нашел его во Христе». Теперь выбор принятия или отвержения остается только за мной. В известном смысле это действительно так. Но кто вынуждает христианина принять Христа? «Все мы блуждали и совратились — каждый на свою дорогу». Так, Христос ниспосылает Святого Духа в наши неподатливые души, возрождает в нас веру и вселяет любовь к Богу, равно как и новые упования и чаяния. Он делает это с неодолимой силой. Мы занимаемся нашим собственным спасением только потому, что Бог внушает, что мы должны желать и действовать по благоволению Божию. Дело искупления по существу — дело Бога. Бог Отец замыслил это. Бог Сын заслужил, а Святой Дух исполняет, возрождая душу и жизнь человеческую. В то время как либерал объясняет полное спасение человека его собственными усилиями, арминианин признает за Богом только часть заслуги, а остальное за человеком, кальвинист отдает Богу всю славу спасения. Даже тем, что человек совершает во спасение своей души, он обязан Богу.

 
 

Церковь и Дух

Другая нерешенная проблема, предмет спора кальвинизма в пору его становления и католического Рима — учение о Церкви. Если мы исследуем взгляды кальвиниста на Церковь, то сосредоточение на Боге становится опять-таки весьма очевидным. Католик, похоже, начинает оттуда же, откуда и кальвинист, когда речь идет о сверхъестественном спасении, отдаваемом полностью в руки Бога. Католик верит, что в естественных делах человек может творить добро чисто по-пелагиански, но его спасение целиком зависит от Бога. Кроме того, между Богом и человеком католик помещает священника в качестве лица, раздающего свидетельства о спасении. Папа — представитель Христа на земле. Он носит папскую тиару или тройную корону в знак того, что он — властитель над Церковью, государством и чистилищем. Церковь раздает надежды на спасение через таинства. Если вы желаете очиститься от первородного греха, вы получаете очищение в Церкви через таинство крещения. Прощение повседневных грехов предполагает покаяние или исповедь священнику. Духовную силу придает месса. И так далее. В деле вашего спасения вы полностью зависите от Церкви. Даже для того, чтобы найти верный путь спасения, вы не можете прямо обратиться к Библии, но Церковь должна вам ее растолковать.

Там, где католик помещает Церковь, кальвинист видит Святого Духа. Дух Божий озаряет нас таким образом, что обновленный человек приобретает необходимую ясность мысли, чтобы, вопрошая Библию, познать путь к спасению. И прямо от Святого Духа на христианина нисходит именно столько благодати, сколько ее передается, если верить католикам, через установленный Церковью канал. Сама Церковь не отождествляется с конкретной деноминацией или кругом служителей, но объединяет истинно верующих всех времен и стран — братство Христово, правомочное избирать собственных служителей, если они образуют церковь в каком-нибудь отдельном месте.

Управление Церковью — другой важный элемент кальвинизма, которому основной принцип — верховенство Бога — придает особый оттенок. Это прежде всего верно в том, что касается власти и свободы. Коль скоро Христос — Глава Церкви, Он — полноправный Властелин, Чье желание — закон для всех церквей. Поэтому Церковь должна быть устроена, как во времена Апостолов. Церковная дисциплина вводится не просто для того, чтобы избавить Церковь от неугодных, но чтобы укрепить верующих в учении и неукоснительном послушании воле Христа. Одновременно с этим, система обеспечивает наивысшую степень истинной свободы. Существует свобода для мирян, не являющихся субъектом клерикальных установлений, как в римско-католической системе. Миряне выбирают своих собственных пасторов, и как пресвитеры управляют своими собственными церквами вместе с пасторами. Существует свобода для отдельных церквей. Над ними не властвует иерархия, как в римской системе, их лишь контролирует местная консистория. Даже синоды обладают не высшими, но лишь более широкими правами, и по существу являются объединенными или федеральными консисториями. Предусматривается свобода для Церкви по отношению к государству. В то время как католики делают все, в том числе и государство, подвластным папе как главе Церкви, а лютеране и другие подчиняют Церковь государству, кальвинисты не щадили себя, пока не отвоевали свои церкви у государства. Они верят, что Бог делегировал власть государству, Церкви и другим социальным группам так, что каждая из них автономна в собственной области.

 
 

Нравственность

Есть еще одна заслуживающая упоминания черта кальвинистского богословия. Речь идет о том важном месте, которое в нем занимает нравственность, или, иначе, христианская этика. Если вы сравните кальвинизм с католицизмом или лютеранством, анабаптизмом или современным фундаментализмом, то увидите, что именно кальвинизм более других отводит место нравственности, о чем знает всякий, кто знаком с историей этих религиозных течений. Тому есть причина. Центральное место в богословии католика занимает Церковь. Поэтому важно, чтобы член этой Церкви был хорошим прихожанином. Остальное менее существенно. Лютеранин или фундаменталист делают упор на различные аспекты спасения человека. Вопрос спасения становится важной проблемой. Некоторые современные фундаменталисты, как анабаптисты прошлых веков, утверждают даже, что религиозный закон более не имеет силы для христианина, а это порождает тенденцию к нравственной беспечности. Но когда вы ставите Бога в центр вашей веры, где все имеет своей целью Бога и Его славу, как убежден кальвинист, тогда спасение становится завершением духовного движения к Богу. Не удивительно, что тот, кто, подобно кальвинисту, ставит Бога в центр всего, привержен и более высоким этическим нормам, чем другие христиане.

Однако есть и другая причина того, что нравственность занимает особое место в душе кальвиниста. Он сознает свою полную греховность. Другие течения в христианстве постоянно приписывают человеку некую присущую ему самому силу. Но чем больше вы полагаетесь на себя, тем меньше — на могущество Бога. Веря в полное грехопадение человека, кальвинист как никто другой подчеркивает участие Святого Духа в очищении от порока. Кальвина недаром называли богословом Святого Духа, ибо он всегда настаивал на необходимости участия Святого Духа во всех случаях освящения. Это объясняет также, почему такое внимание уделяется предопределению. Если спасение — дело одной только свободной благодати, исходящей непосредственно от Бога, то Бог должен был решить спасти человека заранее, а это и означает предопределение. Зависимость морали человека от Божия всемогущества очевидна. Человек, сознающий свою беспомощность, будет полагаться на Бога в главном и посему многие из сокровищ Божьей благодати употребит для нравственных свершений (Ис. 57:15; Пс. 50:17).

Заповедание Богоугодной жизни восходит к библейскому учению о завете благодати. Этот завет подчеркивает два обстоятельства: спасение полностью дано по благодати, и оно предполагает добропорядочную жизнь, заповеданную Богом. Соблюдение завета зависит от того, насколько в данной общине процветает истинный кальвинизм.

Приведем еще один пример значения морали для кальвиниста. Кальвинист верит, что, когда Бог спасает человека, Он спасает его всего, во всем многообразии его жизненных интересов. Поэтому человек должен быть всецело предан Божию делу — не только тогда, когда он молится в церкви, но и тогда, когда он заключает деловую сделку или занимается какой-либо политической или общественной деятельностью. Это касается всех сфер жизни. Вся она направляется Богом: политика, социальные, производственные отношения, образование и искусство — в центре всего должен присутствовать Бог. Нет такой области жизни, где высокая мораль была бы необязательной! Бог должен властвовать над всей жизнью. Не только личная, но и социальная этика исходит из этого.

Так религия достигает своего апогея: Бог — в центре жизни, спасение дается только Богом, все в жизни свершается во Имя Бога силою, которую дает Бог. Более высокий идеал религии немыслим.


Данный материал предназначен исключительно для предварительного личного ознакомления посетителей этого сайта. Любое коммерческое и иное его использование запрещено.

Реформатский взгляд

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: